dem_2011

Categories:

Вячеслав КЕБИЧ: Авария, в которой погиб Машеров, не была случайной

Петр Миронович Машеров (1918–1980)
Петр Миронович Машеров (1918–1980)

«Я был одним из последних, с кем общался Петр Миронович за несколько часов до своей гибели. (…) Машеров позвонил мне:

- Вячеслав Францевич, хочу побывать на каком-нибудь предприятии, на отчетно-выборной конференции. Куда посоветуешь?

- Мне кажется, Петр Миронович, вам лучше всего посетить объединение «Горизонт». Вы его довольно жестко и справедливо критиковали. Сейчас там положение заметно улучшилось. Коллективу будет приятно ваше внимание.

Машерову мое предложение понравилось. Поблагодарив за подсказку, сказал:

- Так и сделаю. А сейчас хочу проехать по Минщине, посмотреть, как там идет уборка картофеля.

Думаю, что уборкой картофеля Машеров хотел поинтересоваться лишь по пути на загородную дачу. (Во время этой поездки и произошла авария, в которой погиб Машеров. - Ред.)

В его жизни предстояло какое-то очень важное событие. По одной из версий, большинство членов Политбюро склонялось к мысли о необходимости назначить его председателем Совета Министров СССР. Под их давлением Брежнев якобы вынужден был согласиться с этим, но искал возможность предотвратить возвышение более молодого и популярного политика. Рядом с ним слишком убогой выглядела бы его собственная фигура.

Зная о завязавшейся вокруг него подковерной борьбе, Машеров наверняка хотел побыть один, поразмышлять. Накануне, это известно из достоверных источников, он провел в одиночестве ночь на даче в Дроздах, сжигал там какие-то бумаги. Что это были за документы, не знают даже его родные».

«Есть целый ряд обстоятельств, которые позволяют предполагать, что гибель Машерова стала результатом тщательно подготовленной операции по его устранению. О некоторых из них в массовой печати не сообщалось, и я, насколько осведомлен, хочу о них сказать.

Во-первых, Машеров действительно к чему-то готовился, без крайней необходимости документы не жгут.

Во-вторых, у него, по всей видимости, состоялся накануне секретный разговор с председателем КГБ СССР Юрием Андроповым. Юрий Владимирович очень высоко ценил Петра Мироновича и, зная о том, что ему угрожает опасность, выслал из своего ведомства для его охраны трех верных ему полковников. Они вылетели в Минск в спешном порядке и опоздали всего на два часа.

В-третьих, последнее время Машеров ездил не на «Чайке», а на бронированном «ЗИЛе». «Чайка» стояла в гараже и практически не использовалась. На этот раз ему сказали, что в «ЗИЛе» якобы выявились какие-то неисправности. Логичнее было бы посоветовать Машерову чуточку повременить с поездкой, но охрана почему-то этого не сделала. Дальше безупречно действовавшая до сих пор охрана допускает проколы один за другим. За руль «Чайки» садится водитель Зайцев. Он партизанил с Машеровым и на протяжении многих лет возил его, но, выйдя на пенсию, был заменен молодым водителем. (…) Из допроса сотрудников охраны следует, что на этот раз пожилому водителю разрешили сесть за руль якобы потому, что он лучше знал автомобиль этого класса. Аргумент, прямо скажем, не убедительный. По давней своей привычке Машеров сел не сзади, а рядом с водителем.

В-четвертых, Машеров садился в автомобиль, держа в руках дипломат. Никогда раньше он не брал его с собой. Необходимые документы всегда везла охрана. Во время осмотра места происшествия дипломат не нашли. Или сделали вид, что не нашли! Что было в нем и куда он исчез - неизвестно.

В-пятых, грузовой автомобиль, который стал причиной аварии, не имел стоп-сигналов. Водитель грузовика с картошкой мог не заметить, что он тормозит, и, среагировав слишком поздно, не успел остановиться.

В-шестых, следовавший впереди автомобиль сопровождения с мигалкой, который и обязан был обеспечить безопасность движения, оторвался слишком далеко, грубо нарушив инструкцию.

В-седьмых, я был на месте этого ДТП. Там не было даже маленького оврага, автомобиль мог без всякого риска повернуть на поле. Впрочем, это только мои предположения.

И, наконец, самое, пожалуй, главное. Узнав о гибели Петра Машерова, Леонид Брежнев почему-то категорически запретил первым секретарям ЦК республик ехать на похороны. Ослушался генсека только руководитель Компартии Литвы. Как правило, смерть примиряет даже самых непримиримых врагов. Брежнев же попрал все нормы христианской морали...»

Источник: https://www.kp.by/daily/24049.4/102432/

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded