Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Безымянная — высота 224.1 — Дмитрий Хворостовский

«На безымянной высоте» — популярная песня о Великой Отечественной войне, записанная для кинофильма «Тишина». Автор слов — поэт Михаил Матусовский, композитор — Вениамин Баснер. Песня написана на основе реальных событий — боя 18 советских солдат 8-й роты 718 полка 139-й стрелковой дивизии 10-й армии Западного фронта под командованием лейтенанта Евгения Порошина против двухсот немецких солдат в ночь с 13 на 14 сентября 1943 года на высоте 224,1 (54°03′31″ с. ш. 33°40′37″ в. д.) у деревни Рубеженка Калужской области.По воспоминаниям поэта Михаила Матусовского впервые об этом бое он услышал во время службы в газете 2-го Белорусского фронта от редактора дивизионной многотиражки Николая Чайки. Впоследствии он вспомнил об этой истории в начале 60-х годов:

А припомнилось мне все это снова, когда в начале 1960-х годов режиссёр Владимир Басов пригласил меня и композитора Вениамина Баснера работать вместе с ним над фильмом «Тишина» по одноименному роману писателя-фронтовика Юрия Бондарева. Басов попросил нас написать песню, которая как бы сфокусировала в себе фронтовую судьбу двух главных героев картины. Песню, не поражающую масштабностью и размахом событий. И тогда я вспомнил этот бой. В истории Великой Отечественной войны он только маленький эпизод, но как велико его значение!..

Композитор Вениамин Баснер вспоминал, что музыка к песне была написана не сразу, а мелодия пришла к нему в голову в поезде:

Когда третий вариант её был забракован и поэтом, и режиссёром картины «Тишина» Басовым, и старшим музыкальным редактором «Мосфильма» Лукиной. я отчаялся, хотел вообще отказаться от этой работы. Но Басов, выслушав мои сомнения, сказал, что время еще есть, и просил продолжать поиски. Сердитый, ехал я домой, в Ленинград, и вдруг по дороге, в вагоне дневного поезда, почувствовал совершенно новую мелодию… Записать её было нечем, не на чем — поэтому всю дорогу пел про себя, чтобы не забыть… 
Collapse )

Моисей Губельман. ГИБЕЛЬ ЛАЗО, ЛУЦКОГО И СИБИРЦЕВА

В момент японского выступления 4 апреля члены военного совета Лазо, Луцкий и Сибирцев находились в гостинице «Золотой рог».

Дом, в котором были арестованы члены большевистской подпольной организации Сергей Лазо и Всеволод Сибирцев., г. Владивосток, 1970 г. ГАПК, фотофонд, 04709
Дом, в котором были арестованы члены большевистской подпольной организации Сергей Лазо и Всеволод Сибирцев., г. Владивосток, 1970 г. ГАПК, фотофонд, 04709

Шел  деловой разговор о событиях последнего дня и о перспективах дальнейшей  борьбы с интервентами в новых условиях. Часов в девять вечера в комнату  быстро вошел человек с окровавленным лицом и сообщил, что японцы  захватывают правительственные здания и вокзал. Лазо вместе с товарищами  направился из гостиницы в помещение следственной комиссии (Следственная комиссия была отделом военного совета. В ее ведение входила охрана наших границ и внутренняя охрана.) на Полтавскую улицу, дом № 3, чтобы спасти ценные документы. Отсюда  Лазо все время вел по телефону переговоры с воинскими частями, давал  указания о том, что делать и как в тех или иных случаях поступать.

Стрелки  учебно-инструкторской школы Б. И. Гриневич, В. И. Гриднев, С. И. Гапон и  И. И. Кернер, арестованные вместе с членами военного совета,  рассказывали впоследствии, что около двух часов ночи постовой заметил  цепи японцев, наступающие на здание следственной комиссии. Он известил  об этом караульного начальника. Лазо приказал караулу не оказывать  сопротивления японцам и вывесить белый флаг.

Collapse )

Моисей Губельман. ЛАЗО (8)

<...>

Неравные были условия борьбы. У Семенова работали в ставке генералы и  офицеры — крупные специалисты военного дела. Им противостояли прапорщик  Лазо, все знания которого в военном искусстве ограничивались более чем  скромным курсом пехотного училища, и небольшая группа молодых  революционеров-офицеров, пришедших с казачьими частями с фронта  империалистической войны: Д. Шилов, П. Журавлев, Г. Богомячков, Я.  Жигалин, В. Бронников, Ф. Балябин, Д. Кузнецов, морской офицер В.  Радыгин и некоторые другие.

Чувствуя недостаток в специальных  военных знаниях, Лазо каждую свободную минуту использовал для того,  чтобы лучше овладеть «наукой воевать». Часто ночи напролет просиживал он  над военными книгами.

Литературой его снабжал бывший генерал  царской армии Таубе. Это был тогда один из немногих генералов, которые  сразу же после Великой Октябрьской революции безоговорочно признали  советскую власть. Таубе активно работал в военном отделе Центросибири.  Лазо пользовался не только его библиотекой, но и часто советовался с ним  по различным вопросам стратегии и тактики военного искусства.

Борис Кларк
Борис Кларк

<...>

Сергей Лазо дружил со многими командирами. Но особенно теплые отношения  сложились у него с командиром боевой сотни конников 1-го Аргунского  полка Борисом Кларком — сыном политического ссыльного инженера, бывшего  начальником службы движения станции Чита. Юношей Борис Кларк принимал  участие в революционном движении, после революции 1905–1907 годов был  приговорен к каторжным работам. Бежал с каторги в Австралию, а после  Февральской революции возвратился в Россию и боролся за укрепление  советской власти в Забайкалье.

Collapse )


Моисей Губельман. ЛАЗО (7)

<...>

Одна из активных участниц борьбы с контрреволюцией в Сибири, О.  Иогансон, описывая декабрьский мятеж в Иркутске, рассказывает о том, как  мужественно вел себя Сергей Лазо в этой сложной и трудной обстановке.

Он  использовал каждую свободную минуту. В перерывах между боями Лазо  обучал красногвардейцев, составлял схемы и планы предстоящих операций.  Он находил время и поработать в штабе. На линии огня он покорял всех  своим бесстрашием, быстротой ориентировки. Лазо хорошо знал, что  командиру части не полагается итти первым в бой. Это положение устава  он, горячий поборник твердой воинской дисциплины, все же нарушал и в  сражениях всегда был на передовой линии огня, что вызывалось  требованиями времени, условиями жизни и борьбы… Бойцов всегда увлекает  личный пример командира. Они невольно заражаются его настроением и сами  проявляют на поле битвы высокое мужество и выдержку. Особенно велико  было значение личного примера для молодых, неопытных, слабо  подготовленных в военном отношении людей, из которых состоял отряд  красноярцев.

Collapse )


Моисей Губельман. ЛАЗО (6)

В течение многих лет Красноярский край (бывшая Енисейская губерния) и  сам город Красноярск служили местом ссылки отбывших каторгу, а также и  административно высланных политических «преступников». В железнодорожных  мастерских была по тем временам довольно крупная большевистская  организация.

«Каждый искренний революционер находил здесь себе  место, — пишет в своих воспоминаниях старый член партии сибирячка А.  Померанцева. — Таким местным революционером был Сергей Лазо,  двадцатидвухлетний юноша-интеллигент, рвавшийся в бой за торжество  революции…

Лазо в эту пору еще находился под влиянием  мелкобуржуазной идеологии. Однако он не идет к видным красноярским  эсерам, работавшим в кооперации и в других легальных общественных  организациях. Он ищет связей с подпольем, он хочет вести настоящую  революционную работу…».
Collapse )


Моисей Губельман. ЛАЗО (5)

В просторном помещении было пусто. Солдаты ушли в баню, и в казарме  оставался лишь дневальный. Взобравшись на табуретку поближе к  единственной, тускло светившей электрической лампочке, он, шевеля  губами, по складам разбирал написанное каракулями письмо. По лицу  солдата сбегали к подбородку крупные слезы.

Collapse )


Моисей Губельман. ЛАЗО (4)

Военное образование… Это стало неотступной мечтой Лазо. Но прошло еще  несколько месяцев, прежде чем ему удалось осуществить ее. Это случилось  ранней весной 1916 года, когда правительство снова объявило мобилизацию  студентов в военные училища, чтобы пополнить сильно поредевшие за время  войны офицерские кадры. Призывали главным образом дворянских сынков,  детей имущих классов, способных, по мнению царских чиновников, верой и  правдой служить престолу и твердой рукой подавлять недовольство народа  самодержавным строем.

Елена Степановна и в письмах к сыну и в  личных разговорах с ним всегда сдерживала его порыв итти в армию. Теперь  же, отлично понимая, что Сергея наверняка ждет военная служба, она  пыталась использовать свои обширные знакомства, чтобы оградить сына хотя  бы от участи пехотного офицера.

— Если уж нельзя избежать армии,  так лучше служить в артиллерии: там меньше опасности, — говорила Елена  Степановна. — Пехота — это ужасно, это смерть. Я этого не переживу.

Она  втайне от Сергея доставала письма у влиятельных лиц в Бессарабии их  друзьям и родственникам в Петроград и Москву, просила, умоляла…

Однако  хлопоты Елены Степановны оставались бесплодными. Сергея мобилизовали и  направили в Москву, в Алексеевское пехотное училище. Он был очень рад  этому. Мобилизация избавляла его от необходимости убеждать свою мать в  правильности давно намеченной им цели — получить военное образование.

Collapse )

Моисей Губельман. ЛАЗО (3)

<...>

В 1915 году стали возникать добровольческие отряды братьев милосердия  для оказания помощи раненым в госпиталях и на эвакуационных пунктах.  Желая помочь «страждущим братьям», Сергей Лазо также записался в такой  отряд, прошел курсы и стал ухаживать за ранеными солдатами.

Но это  дело, казавшееся ему ранее большим и серьезным, вскоре перестало его  удовлетворять. Рассказы раненых о положении на фронте, о зверском  отношении офицеров к солдатам, о предательстве высших чинов царского  правительства, воровстве интендантов все более убеждали его в том, что  молодые люди, стремящиеся к правде и справедливости, должны итти другими  путями-дорогами к своей цели.

Большое впечатление произвел на Сергея разговор с одним раненым солдатом.

 — Эх,  господин студент, — сказал солдат. — Не тем делом занимаетесь. Спасибо  вам, конечно, за доброе сердце, а только вынести горшок, извиняюсь, или  перевязку сделать вполне могут тетя Маруся и Аглая Ивановна. А вот такое  изобразить, чтобы зря не калечили людей, не убивали, не продавали  отечество, — куда более подходящее занятие для вашего брата…

Общение  с солдатами, беседы с ними еще более революционизировали сознание  Сергея, заставляли его глубже задумываться над политическими вопросами,  острота которых с особой силой выступала именно во время войны.

Как-то вечером Лазо со своим другом Булатом решили освежиться перед сном и вышли на улицу. У ворот они встретили дворника.

— Куда идете, господа студенты? — спросил он.

Collapse )