?
?

Category: криминал

Многообещающий актер Cергей Шевкуненко

ШЕВКУНЕНКО Сергей Юрьевич (20.11.1959-11.02.1995). Источник: kino-teatr.ru
ШЕВКУНЕНКО Сергей Юрьевич (20.11.1959-11.02.1995). Источник: kino-teatr.ru

ШЕВКУНЕНКО
Сергей Юрьевич
 

20.11.1959-11.02.1995
 

Сергей Шевкуненко родился 20 ноября 1959 года в семье творческих работников: его отец Юрий Александрович был директором 2-го творческого  объединения киностудии «Мосфильм», здесь же в качестве ассистента режиссера работала мать Сергея Полина Васильевна. Сергей был вторым ребенком в семье (была еще дочь Ольга), и ребенком поздним: в момент его появления на свет матери шел 41-й год. Поэтому радость родителей после рождения сына была безмерной. К примеру, отец, будучи еще и драматургом, в честь этого события написал пьесу «Сережка с Малой Бронной», которая  затем стала поводом для появления песни с аналогичным названием (ее исполнял Марк Бернес).   

Однако поставить своего сына на ноги Юрий Александрович не успел — в  1963 году он скончался. К тому времени Полина Васильевна уже несколько  лет не работала, и потеря кормильца вынудила ее вновь вернуться на  прежнее место — «Мосфильм». Огромную помощь в этом ей оказал Эльдар  Рязанов.   

По словам тех, кто знал эту семью, Сергей с малых лет рос  чрезвычайно талантливым ребенком. В четыре года он уже умел читать, в  восемь — осилил двухтомную «Сагу о Форсайтах». 

Сергей безмерно любил кино и всегда мечтал стать актером. Мать знала об этой мечте сына, однако до поры до времени сдерживала его детские порывы выйти на съемочную площадку.  

Collapse )

Stern: серийная убийца эпохи Возрождения умертвила сотни чужих мужей

Stern, Германия

«Любовное зелье», Эвелин де Морган, 1903 // © CC0 / Public Domain
«Любовное зелье», Эвелин де Морган, 1903 // © CC0 / Public Domain

В  Италии времен Ренессанса убийства случались на каждом шагу. Знать  убивала политических противников, папы римские травили врагов. Но никто  не мог сравниться по количеству жертв с Джулией Тофаной. Она создала  идеальный яд и продавала его по всей Европе. Тофану не могли поймать 50  лет.

Collapse )


Идеальное убийство

Желающие  провести заурядный праздник со стандартными развлечениями вряд ли станут  клиентами event-агентства Murder n’ Mayhem. Ведь тут предлагают  настоящую феерию — детективное шоу с убийством и расследованием.

Collapse )

Процесс Шварцбарда



25 мая 1926 года на углу улицы Расин и бульвара Сен-Мишель, что в Латинском квартале, недалеко от Сорбонны анархист Шалом Шварцбард застрелил бывшего Председателя украинской Директории Симона Петлюру.

Петлюра стоял у витрины книжного магазина. Шварцбард окликнул его. И начал стрелять. Две пули ушли в мостовую. Одна, последняя, застряла в стволе револьвера. Пять попали в цель. Петлюра скончался в больнице через несколько часов после покушения

Самуил Шварцбард, чьи родственники погибли во время погромов, а двоюродные сестры были изнасилованы, считал своим долгом отомстить за замученных евреев. Петлюра, по мнению Шалом-Самуэля, был одним из главных виновников погромов. Шварцбард подготовил покушение, но при первой встрече с Петлюрой не стал стрелять, поскольку Симон Васильевич был с женщиной. Во время второй встречи с Петлюрой тот был убит. При этом сам Шварцбард даже не пытался бежать и сразу сдался полиции. Несмотря на то, что отдельные представители украинской эмиграции объявили Шварцбарда большевистским агентом, во время процесса это не подтвердилось.

На защиту Шварцбада встали Ромен Ролан и Максим Горький. Потомки Адама Мицкевича отправляли в Париж письма в поддержку арестованного (Гончарок М. Век воли. Иерусалим, 1996. С. 91). На памятнике его отца, похороненного в Украине, по просьбе сына написали: «Твой сын Шалом отомстил за священную кровь святых братьев твоих и кровь мучеников всего еврейского народа» (Рассвет. 1926. 17 октября).

Следствие по делу Шварцбарда продолжалось свыше 16 месяцев.

Процесс Шварцбарда начался 18 октября, причем вход в судебный зал был закрыт тройным полицейским контролем. Перед зданием суда – огромная толпа желающих проникнуть в зал суда.

Интерес к этому делу велик не только потому, что убит один из виднейших и горячих «приверженцев Франции», каким являлся Петлюра времен – 1917-1919 гг. Петлюра не только был атаманом, но он призвал германские войска на Украину, где он в мае-ноябре 1919 г. возглавлял Директорию, а в период 1917-19 г. учинял еврейские погромы, грабил и тысячами вагонов экспортировал украинский хлеб и продукты.

Французский суд создает в обвинительном акте версию, будто убийство учинено на политической почве, что Петлюра, лежа на земле, просил пощади, но убийца стрелял в него лежащего. Эту версию всячески поддерживают эксперты буржуазного суда и бывшие министры Украины, которые сейчас дают свои показания.

Убийце – Шварцбарду грозит смертная казнь.

Шварцбард принял на себя полную ответственность за убийство Петлюры. Выступивший в качестве прокурора известный своей ненавистью к ССCP – Рейно и призванные им в свидетели видные представители белогвардейской эмиграции и украинские националисты стараются этот индивидуальный акт раздуть в политический процесс.

Свидетель обвинения Шульгин показывает, что Шварцбард убил Петлюру «по приказу Москвы». Шульгин заявляет, что Шварцбарда ошибочно считают идеалистом и мстителем за евреев. Это, по словам Шульгина, бессмыслица, ибо он просто агент ЧК даже не крупный.

Защитник Торрес заявляет: – «Когда Шварцбард дрался в мировой войне за Францию свидетель Шульгин был послом гетмана Скоропадского перед болгарским царем».

Далее Торрес требует представления доказательств, что Шварцбард является якобы большевиком или агентом ЧК.

Шульгин: – «У меня нет доказательств, я просто убежден в этом».

Гражданский истец Кампинши оглашает рекомендательные письма генералов Табуи и Фейдеберга, выданные ими Шульгину, в которых утверждается, что Петлюра был другом Франции.

В ответ на это Торрес оглашает письмо Петлюры к австрийскому и германскому правительствам. В этих письмах встречаются выражения как «дружественная нация», «слава Германии» и другие. Письма производят огромное впечатление в зале.

Свидетель обвинения Удовиченко показывает, что Петлюра был другом евреев и всегда боролся с погромами.

Защитник Торрес оглашает документ, из которого видно, что дивизия Удовиченко умертвила 100 евреев в Шаргороде в присутствии родных, при чем эти убийства сопровождались крайними жестокостями: у жертв вырывали языки, выкалывали глаза и пр. В зале сильный шум, свист и топот.

На шестой день процесса начался показаниями свидетеля защиты — председателя парижского комитета евреев — эмигранта Рувима Гринберга, который был командирован французским Красным Крестом на Украину после погромов. Подробно рассказывая о зверствах погромщиков, Гринберг, заявил, что, по общему мнению , во всех погромах был виновен Петлюра. То же заявил следующий свидетель защиты русский эмигрант адвокат Гольдштейн, бывший Председателем комиссии по расследованию погромов на Украине. Гринберг — сестра милосердия Проскуровской городской больницы, раненая во время погрома, рыдает рассказывая страшные подробности зверств. Шварцбард, его жена, находящаяся в публике и часть публики плачут. Показания свидетельницы производят на присяжных сильное впечатление.

При общем возбуждении Торрес заявляет: «Я горжусь, что защищаю Шварцбарда, убившего убийцу. Здесь, во Франции, находится лицо, часто упоминавшийся и виновное в погромах — это Деникин. Если бы на скамье подсудимых сидел убийца Деникина, я защищал бы его так же горячо, как убийцу Петлюры».

В зале сильнейшее движение. Свидетель Слиозберг говорит, что всякое движение Петлюровсих войск сопровождалось погромами. Он прерывает свои показания и плачет. Торрес задает Слиозбергу вопрос: «Вы правый кадет – враг большевиков скажите, большевик ли и агент ли ЧЕКА Шварцбард?». Слиозберг: – «Вот копии письма Бурцева, переданного вчера прокурору. Бурцев ручается, что Шварцбард никакого отношения и большевикам и ЧЕКА не имеет». Заявление Слиозберга производит сильное впечатление на присяжных, так как в Париже Бурцев достаточно известен, как заклятый враг большевизма.

Свидетель Чериковер показал, что «спасаясь от большевиков», он вывез с собой из Украины огромный архив о погромах на Украине и что изучив материалы, он убедился в ответственности Петлюры за погромы. Свидетель Сафра которого Торрес назвал кадетом, «бывшим капитаном русской армий», рассказывает об убийстве его сына, студента, петлюровцами в Киеве. Сафра в сильном возбуждении заявляет: «Если Петлюра не виновен, Шаповал не виновен, и все негодяи прячутся, то кто же тогда виновен? Я сам преследовал Петлюру, однако; не хотел убивать его, ибо смерть слишком большая честь для него. Я хотел отомстить ему так, чтобы он терпел мучения всю жизнь».

Когда адвокат Самуила Шварцбарда предложил прекратить допрос свидетелей, поскольку обстоятельства дела были и так ясны, с этим согласилась и противоположная сторона.

26 октября. Присяжные заседатели после 20-минутного совещания оправдали Шварцбарда.

Процесс над убийцей Петлюры активно освещался в европейской прессе

Фактически суд над Шварцбардом, стал единственным процессом, где защитники и обвинители Петлюры получили возможность высказать свои аргументы. Поэтому суд мог вынести непредвзятое решение. У защитников Самуила Шварцбарда не было оснований рассчитывать на юдофильство французов.

Приговор парижского суда по делу Шварцбарда был настолько обоснованным, что до сих пор, никто не пытался его опровергнуть. Во многих странах изучают материалы этого процесса, но в Украине они даже не изданы. Однако без их всестороннего обсуждения и анализа любая дискуссия по проблемам отношения Петлюры к еврейскому вопросу будет неполноценной.

Франсуа Вийон. Благоразумный разбойник



Франсуа́ Вийо́н
(фр. François Villon; настоящая фамилия — де Монкорбье́ (de Montcorbier) или де Лож (des Loges); между 1 апреля 1431 и 19 апреля 1432, Париж — после 1463, но не позднее 1491) — поэт французского Средневековья. Первый французский лирик позднего Средневековья.



В восемь лет остался сиротой. Фамилию Вийон он получил от усыновившего и воспитавшего его родственника, парижского священника, капеллана церкви Святого Бенедикта Гийома Вийона (Guillaume de Villon), о котором сам поэт говорил, что он был для него «больше чем отец» (plus que père).

В 12 лет поступил на «факультет искусств» (подготовительный факультет) Парижского университета, который закончил в 1449 году со степенью бакалавра, а через три года получил степени лиценциата и магистра искусств, дававшие право преподавать или служить клерком. Рождённый и воспитанный в среде парижского мещанства в эпоху обнищания и кризиса Франции после Столетней войны, Вийон оказался среди «деклассированных», однако был вхож и в дом парижского прево Робера д’Эстутвиля, где собирались поэты. В честь своего покровителя Вийон сочинил брачную песнь с акростихом из имени его супруги («Баллада Прево-младожену»). К середине 1450-х он уже достиг известности в качестве поэта. Будучи студентом, Вийон принимал участие в разгульной студенческой жизни; вскоре оказался замешанным в уголовных преступлениях.

Вечером 5 июня 1455 года на него напал с ножом священник Филипп Сермуаз. В завязавшейся драке — по-видимому, из-за женщины — Вийон смертельно ранил противника и, скрываясь от суда, вынужден был покинуть Париж. Это убийство, акт самозащиты, вполне дозволенный обычаями, не сыграло бы никакой роли в его дальнейшей судьбе. Сам Сермуаз перед смертью простил своего убийцу, признав себя зачинщиком. Королевский суд, на имя которого Вийон подал два прошения, объявил его невиновным. Однако за семь месяцев скитаний вдали от Парижа Вийон, дожидаясь судебного оправдания и оставшись без денег, связался с профессиональными преступниками и уже в октябре, как подозревают, был причастен к двум грабежам. Вернулся в Париж в начале 1456 года. В ночь на Рождество того же года он вместе с тремя соучастниками совершил ограбление Наваррского коллежа, похитив сумму в пятьдесят золотых экю, которую воры тут же поделили, после чего Вийон благоразумно предпочёл на время покинуть Париж; в ночь ограбления им написано первое крупное произведение — шуточное послание к друзьям «Les legs» («legs» — «статьи», «пункты»), впоследствии названное «Le petit testament» (Малое завещание). Кража была обнаружена через несколько месяцев, при этом известны стали и имена её участников — вернуться в Париж Вийон уже не мог.

За последующие пять лет скитаний исходил многие области страны от Ла-Манша (Бретань) до Средиземного моря (Руссильон).

Недолгое время он находился при дворе Карла Орлеанского в Блуа. Для альбома баллад на тему «От жажды умираю над ручьем», заданную Карлом Орлеанским поэтам его окружения и многократно разработанную самим герцогом, Вийон написал знаменитые стихи, известные под названием «Баллада поэтического состязания в Блуа». По условиям конкурса, поэты должны были написать шуточное стихотворение, но стихотворение Вийона оказалось не шуточным, а полным философского трагизма.

Летом 1460 года Вийон в орлеанской тюрьме ждал казни, которой избежал лишь по случайности: Орлеан посетила семья герцога, и в честь въезда трёхлетней принцессы Марии в своё наследственное владение заключенные, согласно обычаю, были освобождены из тюрем. В октябре 1461 года Вийон был в тюрьме в городе Мен-на-Луаре, однако новый король Людовик XI, направляясь на коронование, проезжал через Мен, в ознаменование чего поэт в числе прочих арестантов получил прощение. В конце того же года Вийон вернулся в Париж и в предчувствии близкой смерти создал свои лучшие произведения: «Epitaphe» (Эпитафия), вошедшую в лирический цикл «Codicille», и «Testament» (Завещание), впоследствии названное «Le grand testament» (Большое завещание).

Кроме этих произведений, Вийону принадлежит ряд отдельных баллад, не дошедшая до нас студенческая поэма «Le Romant de Pêt-au-Deable» (существование которой некоторыми вообще оспаривается), семь баллад на воровском жаргоне (dubia), до сих пор не вполне расшифрованных (их не понимали уже в начале XVI века).

В ноябре 1462 Вийона арестовали по подозрению в краже, скорее всего безосновательному, так как через несколько дней его выпустили на свободу. В том же месяце в уличной драке, затеянной товарищами Вийона, был тяжело ранен папский нотариус. Хотя сам Вийон лишь присутствовал при драке, не принимая в ней участия, он снова брошен в тюрьму, подвергнут пытке водой и присуждён к виселице (тогда же он написал «Балладу повешенных» и «Катрен»).

Я — Франсуа, чему не рад,
Увы, ждет смерть злодея,
И сколько весит этот зад,
Узнает скоро шея.

— Перевод И. Эренбурга

Этот явно несправедливый приговор был по обжалованию заменён десятилетним изгнанием из Парижа и графства Парижского — «принимая во внимание дурную жизнь вышеуказанного Вийона», как гласит протокол от 5 января 1463. Через три дня Вийон покинул Париж, далее его следы теряются. Вийон умер не позднее 1491 года, когда вышло первое издание его произведений (не исправленное).

Источник



Образованный негодяй – бич нашего времени

Оригинал взят у varjag_2007 в Образованный негодяй – бич нашего времени


Теодор Рузвельт, 26-й президент США, сказал однажды, что обычный вор может украсть мешок угля, зато вор с высшим образованием – железную дорогу. И обычный человек тоже хочет приобщиться к этой алхимии воровства.

В XVIII веке сказано было, что наступит время, когда разбойники перестанут прятаться в горах, а будут жить и воровать в городах. Это сказал святой Косма, слова которого достойны того, чтобы в золоте отлить их и поместить на всем видное место.

Он говорил слова, непонятные современникам. Зато мы – поздние рода – привычно живем в атмосфере сбывшихся пророчеств Космы. Он сказал, что будут бегать по дорогам быстрее зайца телеги без лошади. И тогдашние слушатели улыбались и перемигивались. Мол, вот заливает! А мы привычно садимся за руль автомобиля или в его салон и обгоняем зайцев.

Косма говорил: «Мир будет опутан тонкой ниткой, и если чихнешь в Константинополе, то в Москве будет слышно». Не знаю, что думали непосредственные слушатели, но наши чихи действительно слышны во всем мире благодаря телефону, компьютеру и проч.

Косма говорил про железных птиц, то мирно летающих по небу, а то и изрыгающих огонь, про несколько деревень, помещающихся в одном доме, про дьявола, залезшего в ящик и оттуда кричащего. И мы сегодня действительно живем в многоэтажных домах, вмещающих несколько деревень разом; над нами привычно летают серебристые железные птицы. Только телевизор из «ящика» успел превратиться в плоскую плазму, но из него по-прежнему частенько кричит дьявол.

Я о том, что странные для XVIII века слова равноапостольного Космы стали повседневным фактом в XX и XXI веках. И значит, верить святому можно. Его слова верны. Верны в том числе и в отношении разбойников, которые когда-то носили шкуры и жили в горах (у нас – в лесах), а теперь одеты в дорогие костюмы и живут в городах.

У воровства вполне конкретная психология. Не думаю, что скажу об этом все до дна и все правильно, но думаю следующее. Вор придумывает для себя право на воровство, некую оправдательную теорию. «Я могу красть у государства, потому что оно крадет у меня и всех остальных».

Или: «Я представитель высшей расы и могу взять все, что понравится, у представителей расы низшей». Вот примеры двух оправдательных тезисов для существования воровства при социализме и при колониализме соответственно. И такие оправдательные тезисы есть для всякой модели воровства: от запускания руки в чужой карман в толпе до преступной приватизации.

Вор не хочет трудиться и презирает созидательный, кропотливый ежедневный труд. Либо ему по-воровски «западло», либо он аристократически отучен от элементарного трудолюбия, либо что-то еще. Но трудиться, по его мнению, должны другие, а он имеет им же выдуманное право отбирать или тайно присваивать плоды чужого труда. Причем в размерах, далеко превышающих потребности отдельного человека.

Если присвоенные плоды чужих трудов достигают огромных размеров, вору нужно легализовываться. Дон Корлеоне всегда хочет, чтобы кто-то из его сыновей стал сенатором или губернатором одного из штатов. На известных этапах и в известных объемах богатство рождает власть. Богатство становится властью само либо тесно связывается с существующей властью. Мелких воров будут ловить и далее, но гений воровства станет-таки сенатором, или парламентарием, или кем-то в этом роде.

Очевидно, ему не помешает для этого образование или его формальное наличие, ему понадобится статусное жилье и атрибуты нового быта. Он реально словно выйдет из леса, и сменит шкуру на костюм, и станет жить в особняке, а не в пещере среди награбленных сокровищ.

Прозорливым оком святой Косма видел из века XVIII эту метаморфозу преступности, имевшую произойти в поздних веках. Об этом еще одно из его пророчеств: «Беда к вам придет от образованных». В широком смысле слова именно «образованные» научили многих людей верить в то, что Бога нет, а человек – сын обезьяны.

Это они сделали так, что (по слову Космы) «тарелки ваши будут полны, но есть пищу будет нельзя», а «реки станут грязными». Но в узком смысле, в смысле воровства они – образованные – тоже преуспеют.

Тут мы выслушаем голос иного хора, но поющий о том же. Теодор Рузвельт, 26-й президент США, сказал однажды, что обычный вор может украсть мешок угля, зато вор с высшим образованием – железную дорогу. С составами угля, разумеется.

Образованный негодяй – бич нашего времени. Вор в шерстяном костюме и в рубашке с золотыми запонками. Вор на трибуне, вор в судейской мантии или кресле большого начальника. Вор, лезущий в бизнес ради присвоения чужого, а в политику – за юридическим иммунитетом.

Он горд и уверен, что «право имеет». Он презрителен к прочему человечеству и в иные времена с удовольствием бы купил себе дворянство. Его достоинства – изворотливость змея, неутомимость в лукавстве, подозрительность, патологическая жадность.

Он ненасытен, как ад, и развратен, как персонаж римской истории времен упадка. Святого ничего нет для него, хотя с экрана ящика или плазмы он словоохотлив в рассуждениях о святыне.

Простому человеку совершенно некуда деться от этой всеразъедающей ржавчины. И если он добр, этот простой человек, то закрывает глаза и уши, говоря: «Господи! Сохрани!» Но если он гнил, этот простой человек, то его мучает зависть при виде успеха нечестивых.

Он тоже хочет приобщиться к алхимии бумажного воровства, к манипуляциям с цифрами и законами. Он хочет славы, праздности и роскоши. Хочет безнаказанности и вседозволенности. А когда придет беда, этот простой человек с гнилью зависти внутри будет наказан так же, как тот, кому он завидовал. По законам духовного родства они одинаковы.

И нам нужно видеть беду. Нужно точно ее идентифицировать и понять, можем ли мы влиять на ситуацию. Если не можем, то лучше устраниться, словно выйти из дома, готового обрушиться. Кроме того, страдание от образованных воров – не единственная беда современного человечества. Вот, например, что еще видел вдали святой Косма – и что мы видим перед носом.

– В школах появятся такие вещи, что ум ваш не вместит.

– Мы увидим, как земля наша превратится в Содом и Гоморру.

– Люди будут бедными, так как не будут иметь любви к деревьям и растениям.

Много еще иного на пользу сказал и сделал святой Косма, названный Этолийским, бедному грешнику на утешение, ищущим разума – на вразумление. А нечестивому – на прохлаждение распаленной страстями души. Авось вздрогнет от страха или всплакнет от умиления. Ведь пока грешники каются, а нечестивые вздрагивают от уколов совести, жизнь продолжается.

Протоиерей Андрей Ткачев

Palestrina 2

100-летие дела Бейлиса (стр. 1)

Дело Бейлиса — судебный процесс по обвинению еврея Менахема Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве 12-летнего ученика приготовительного класса Киево-Софийского духовного училища Андрея Ющинского 12 марта 1911 года.

Обвинение в ритуальном убийстве было инициировано активистами черносотенных организаций и поддержано рядом крайне правых политиков и чиновников, включая министра юстиции Ивана Щегловитова. Местные следователи, считавшие, что речь идёт об уголовном убийстве из мести, были отстранены от дела. Через 4 месяца после обнаружения трупа Ющинского Бейлис, работавший неподалеку от этого места на заводе приказчиком, был арестован в качестве подозреваемого и провёл в тюрьме 2 года.

Процесс состоялся в Киеве (Российская империя) 23 сентября — 28 октября 1913 года и сопровождался, с одной стороны, активной антисемитской кампанией, а с другой — общественными протестами всероссийского и мирового масштаба. Бейлис был оправдан. Исследователи считают, что истинными убийцами были скупщица краденого Вера Чеберяк и уголовники из её притона, однако этот вопрос так и остался неразрешённым. Дело Бейлиса стало самым громким судебным процессом в дореволюционной России.

Геннадий Меш
Иезуиты от церкви и науки протянули друг другу руки. Их благословило правительство.

Сентябрь 2003
"Некоторые свидетели показывают, что Андрюша и Женя вырезали по прутику. Прутик Андрюши оказался лучше, и Женя заявил на него претензию. Андрюша не отдал. Женя пригрозил.
- Я скажу твоей матери, что ты не учишься, а ходишь сюда. И у Андрюши вырвались роковые слова:
- А я скажу, что у вас в квартире притон воров..."
Владимир Короленко. Дело Бейлиса.

Документальный дневник

Ничто, даже буйная фантазия, за незамысловатой размолвкой не могло предположить роковой разворот этой истории. Сквозь толщу лет мы снова возвращаемся к Уроку судьбы, перелистываем страницы разыгравшейся драмы...

Из стенографического отчета:
Формулировка обвинения Бейлиса.
...Мещанин гор. Василькова, Киевской губернии, Менахим-Мендель Тевьев Бейлис, 39 лет, обвиняется в том, что по предварительному соглашению с другими, необнаруженными следствием лицами, с обдуманным заранее намерением, из побуждений религиозного изуверства, для обрядовых целей лишить жизни мальчика Андрея Ющинского 12 лет, 12 марта 1911 года в гор. Киеве схватил... игравшего с другими детьми названного Ющинского и увлек его в помещение завода, где, затем, сообщники его, Бейлиса, с ведома его и согласия, связав Ющинскому руки и зажимая ему рот, умертвили его, нанеся ему колющим орудием 47 ран на голове, шее и туловище... каковые повреждения, сопровождаясь тяжкими и продолжительными страданиями, вызвали почти полное обескровление тела Ющинского...
* * *
Оперативно расследуя убийство, как раз накануне православной пасхи, киевская полиция вышла на след одной воровской шайки. Не чуя беды, приятель Андрюши Женя точь-в-точь передал слова Ющинского своей матери Вере Чеберяк. Шайка, в которой Чеберяк содержала притон, последнее время переживала серию обысков и арестов. Недолго думая, они решили избавиться от опасного свидетеля, наведя следствие на ложный след. Казалось, справедливость восторжествует и преступники вскоре получат по заслугам...
"Из зала суда. ...Молодой диакон, готовивший Андрюшу в училище, рассказал, что во время его похорон разбрасывались прокламации такого содержания: "Православные христиане, жиды замучили христианского мальчика! Бей жидов!" ("Киевлянин" (К), 29 сент. 1913 г., с.3).

Вскоре определились и общие контуры разворачивающегося сюжета.
* * *
"В Государственной думе депутат Марков живописал следующую картину. Дети в яркий солнечный день играют в садике, не чуя беды... вот к ним (среди белого дня!) уже "подкрадывается еврейский резник с кривым ножом (!) и, наметив резвящегося на солнышке ребенка, тащит к себе в подвал".
Большинство депутатов хохотало, тогда "оратор" стал прямо грозить погромом. И это, конечно, было единственное место речи, в котором звучало хоть некоторое правдоподобие."
В. Г. Короленко. Дело Бейлиса.

После Пасхи в конце апреля правые депутаты Государственной думы внесли запрос о мерах для "обнаружения еврейской секты, замучившей Ющинского". Харьковский "Союз русского народа" уведомил министра юстиции Щегловитова, что "дерзкое убийство отрока Ющинского с ритуальной целью глубоко возмутило православных христиан". "Вон жидов из России!" - разбрасывались прокламации.

Хотя запрос думской комиссией был отклонен, черносотенцы и их единомышленники не унимались. Правыми был внесен второй запрос, в котором они обвиняли киевскую полицию в том, что она вела следствие "не к выяснению, а к сознательному затемнению дела, не к обнаружению истины, а к сокрытию ее, не к изобличению иудеев, совершивших по убеждению местного населения зверское убийство ради крови христианского младенца, а к отвлечению подозрения" (К, 8 нояб.1913, с.2).

И вот Чеберяк с активнейшим участием одного из лидеров киевских черносотенцев, студента Владимира Голубева, на роль убийцы была представлена кандидатура Менделя Бейлиса, - человека с "черной бородой". Приправленная лжепоказаниями версия была доложена Николаю II во время его пребывания в Киеве. Делу был дан ход. Несмотря на то, что версия о ритуальном убийстве не только не подтверждалась, напротив, опровергалась всем ходом следствия, а улики против Бейлиса не выдерживали серьезной критики, - по письменному предписанию прокурора Бейлис был арестован, а полицейские, ведущие расследование, отстранены от работы. Так дело окончательно было поставлено на "ритуальные рельсы".

Два с половиной года длилось следствие. Оно не принесло его организаторам ожидаемых результатов. Но страсти всколыхнули Россию и, без преувеличения, весь мир. Стан друзей и врагов Бейлиса определялся теперь не по политическим и религиозным убеждениям, а, в первую очередь, по критериям порядочности и нравственности.

Для вынесения дела на суд присяжных были назначены судебно-медицинская и богословская экспертизы. Вот некоторые результаты. "Мнение члена медицинского совета Косоротова.... Повреждения нанесены с намерением получить возможно большее количество крови для каких-либо целей" (К, 28 сент.1913 г., доп. вкл.).

"Психологической основой типа такого рода убийства является, по мнению профессора Сикорского, "расовое мщение или вендетта сынов Иакова" к объектам другой расы... Факт избрания жертвой детей... а также обескровливание убиваемых... вытекает из других оснований, которые, быть может, имеют для убийц значение религиозного акта" (там же).

"Заключение профессора Кадьяна. При получаемых ранениях Ющинского, конечно, кровь терялась, но если говорить об особом обескровливании, то на это нет данных" (К, 17 окт. 1913 г., с.5).

"Заключение лейб-хирурга Павлова... Уколы в область сердца дают, как и пулевые ранения, колоссальное кровоизлияние внутрь и незначительное наружу. Эти раны не есть средство для получения крови. Собирать кровь из ран гораздо удобнее было из одной большой раны, если бы такая рана была нанесена Ющинскому... Убивать человека без крови нельзя, и судить о том, какой был план у убийц, нельзя..." (там же).

Запрошенный властями из Туркестана католический священник ксёндз Пранайтис пришел к однозначному заключению, что у евреев существует так называемый "догмат крови". В убийстве Ющинского он усмотрел "все отличительные и характерные черты ритуального убийства" (К, 28 сент. 1913 г., доп. вкл.).

"Экспертиза по обрядовой стороне вероучения дала такие результаты: профессора Глаголев и Троицкий ...высказывались отрицательно относительно возможности употребления крови человеческой и, в частности, христианской. По мнению профессора Глаголева, заключающегося в запрете в законе моисеевом пролития человеческой крови и употребления в пищу всякой крови вообще... не отменено и не смягчено ни талмудом, ни другими родственными произведениями раввинов-талмудистов" (К, 28 сент. 1913 г., с.3).

Такого же мнения придерживается и эксперт профессор П. Тихомиров: "Нет никаких данных, которые указывают на то, что убийство Ющинского совершено из побуждений религиозного изуверства" (К, 23 окт. 1913 г., с.4).

"Человеческие жертвоприношения в законодательстве пятикнижия, - утверждает эксперт по делу, ученый-гебраист академик П. Коковцев, - считаются "мерзостью" и караются смертью" (там же, с.3).

"И тем не менее, - восторгается черносотенная газета "Земщина", - наша юстиция не дрогнула. И не только поставила определенное обвинение Бейлису, но решилась поставить вопрос прямолинейно - об убийстве с ритуальной целью. Это величайшая заслуга судебного ведомства!" ("Земщина" (3.), 26 сент. 1913 г., с.2).

В качестве свидетеля суд вызвал архимандрита Почаевской лавры Автонома. Архимандрит заявил, что "кое-что слышал об истязаниях евреями христианских детей из рассказов других лиц" ("Киевская мысль" (КМ), 27 сент. 1913 г., с.2).

Аналогичны были показания и другого "свидетеля" - наместника Киево-Печерской лавры Амвросия.

"Из зала суда. Показания архимандрита Автонома не принесли ничего, кроме недоумения. Почему архимандрит вызван в качестве свидетеля? О чем, собственно говоря, он должен был засвидетельствовать?" (К, 2 окт. 1913 г., с.4).

"Процесс идет так, - подытоживает "Киевлянин", - как того и следовало ожидать. Все отлично знали, что не в Бейлисе тут дело, что он в этом процессе есть досадная формальность, устарелое требование закона, некая условность, без которой нельзя обойтись. Так и продолжается. Идут целые дни, когда о Бейлисe не упоминают ни одним словом, и суд даже, по-видимому, забывает о его существовании" (К, 12 окт. 1913 г., с.1).

Характерно, что ни мать убитого, ни местные жители, знавшие Бейлиса, не винили в этом убийстве ни евреев, ни самого Бейлиса.

Хотя мать потерпевшего неоднократно отказывалась от предложенной помощи, на роль "защитников" Ющинского навязались люди, которые и не собирались скрывать своих антисемитских убеждений: член Государственной думы, ее крайне правого крыла, Г. 3амысловский и автор антисемитской брошюрки присяжный поверенный А. Шмаков. Оба - активные члены погромных организаций "Союз русского народа" и "Двуглавый Орел".

В своем письме к философу В. Соловьеву В. Короленко позже заметил: "Я считаю то, что претерпевают евреи в России, Румынии, является позором для своего Отечества и для меня. Этот вопрос не еврейский, а русский".

С возникновением дела Бейлиса В. Короленко составляет обращение "К русскому обществу", которое подписывают М. Горький, А. Блок, А. Куприн, А. Толстой, В. Немирович-Данченко, академик Вернадский и сотни других видных русских интеллигентов. Оно заканчивается словами: "Бойтесь сеющих ложь! Не верьте мрачной неправде, которая много раз уже обагрялась кровью, убивала одних, других покрывала грехом и позором!" ("Речь", 30 нояб. 1913 г., с.2).

В Петербурге тем временем создается комитет защиты Бейлиса, в который вошел цвет русской адвокатуры - О.О. Грузенберг, Н. П. Карабчевский, В.А. Маклаков, А. Зарудный, Л.Н. Григорович-Барский. Из этой блестящей плеяды только один О.О. Грузенберг был евреем. Именно эти пять блестящих адвокатов взяли на себя защиту Бейлиса на процессе.

Экспертиза суда взбудоражила весь ученый мир. "Проф. Минаков: заключение экспертов, что ближайшей причиной смерти Ющинского было истечение кровью и что труп был обескровлен, я считаю необоснованным...

Выдающиеся представители судебно-медицинской науки в Западной Европе, такие, как Lacassagne, "Thionot", Ziemke, не находят в протоколах исследования трупа оснований для подобных заключений" (К., З окт. 1913 г., с.2).

"Сегодня проф. Косоротов должен был читать лекцию в университете. Переполненная аудитория встретила его со свистом и криками: "Погромщик! Позорите университет! Пуришкевич от науки!" (КМ, 24 окт. 1913 г., с.8).

"...Студенты кричали ректору, подошедшему к проф. Косоротову поздороваться, "не подавайте ему руки" (КМ, 25 окт. 1913 г., с.9).

"...Громадным большинством принята следующая резолюция: "Общество психиатров признает экспертизу Сикорского псевдонаучной, не соответствующей объективным данным вскрытия тела Ющинского и не согласующейся с нормами устава уголовного судопроизводства" (КМ, 28 окт. 1913 г., с.8).

Взбешенные показаниями экспертов черносотенцы неистовствовали. "Удивляюсь травле, поднятой "Новым Временем" и правой печатью против проф. Бехтерева, Кадьяна и Павлова, - заявил в своем интервью журналистам проф. Троицкий, - экспертиза этих почтенных ученых - строго объективна и научно обоснована" (КМ, 27 окт. 1913 г., с.9).

"Агитация правой печати против проф. Троицкого за экспертизу по делу Бейлиса не оказала никакого влияния на синодские круги. Троицкий пользуется в синоде репутацией беспристрастного ученого..." (КМ, 26 окт. 1913 г., с.10).

Не осталась без внимания и фигура ксёндза Пранайтиса. Замешанный ранее в скандальных аферах и шантаже, Пранайтис в административном порядке был выслан из Петербурга в Тверь и далее отправлен работать в далекий Туркестанский край... Будучи в Петербурге, Пранайтис представил диссертацию в католическую академию о Талмуде. Совет академии, рассмотрев ее, нашел в ней искажение текстов и клевету на иудейство, вследствие чего диссертация была отклонена. Для участия в процессе Бейлиса в Киев, по словам самого Пранайтиса, он приехал "следуя определенному приказанию моего духовного начальства" (К, 31 окт. 1913 г., с.3).

"Истребление христиан, - заявил Пранайтис на суде, - главная цель талмудистов... Истребление христиан является даже обязанностью, и если Еврей, имея возможность вредить, не вредит им, то он не есть даже Еврей" ("Новое Время", 21 окт. 1913 г., с.2).

Тем временем Союз имени Михаила Архангела живо распространяет брошюру Пранайтиса "Тайна крови у евреев". Из номера в номер черносотенная печать пестрит рекламой кучи всевозможных брошюр о ритуальных убийствах у евреев во все времена, закладывая будущие всходы...

К счастью, палитра мнений в религиозном мире не была столь удушливо печальной. "Архиепископ Симон - бывший учитель Пранайтиса по римско-католическому университету - заявил, что он не верит в ритуальные убийства, экспертиза кс. Пранайтиса неясна, смешна и теологического значения не имеет. Ни один факт до сих пор не был подтвержден" (КМ, 23 окт. 1913 г., с.8).

С отповедью кровавому навету выступили представители Униатской и Православной церкви. Архиепископ и митрополит Униатской церкви во Львове граф А. Шептицкий: "Могу определенно заявить, что мне лично ничего не известно из общей еврейской религиозной науки, что могло бы послужить основанием ритуальной теории" (КМ, 23 окт. 1913 г., с.8).

Румынский православный епископ Каранбес: "Обвинение евреев основывается на суеверных воззрениях народной фантазии" (там же).

Полосы газет все больше стали напоминать сводки с фронтов. Шла упорная борьба за судьбы поруганного народа. "Во вчерашнем митинге протеста против навета в Лондоне по подсчетам газет участвовало до 100 тысяч человек. Везде единогласно вынесены резолюции, предлагающие сделать запрос в Палате общин. В Бреславле вечером состоялось два многолюдных митинга протеста против навета. Деканы евангелического и католического факультетов Бреславльского университета выступили с заявлением, что обвинение евреев в ритуальных убийствах - вздорнейший вымысел. Единогласно вынесена резолюция, клеймящая попытку кровавого навета" (КМ, 23 окт. 1913 г., с.8).

Не обошла внимания устроителей процесса и пресса. Вот лишь немногие факты: "Конфискована латышская газета "Дзивесбакс" за статью о деле Бейлиса" (КМ, 23 окт., 1913г., с.8). "Конфискована еврейская газета "Цайт" за статью по делу Бейлиса. В Екатериненбурге за статью о деле Бейлиса оштрафована на 500 руб. копеечная газета "Утро". В Кишиневе конфискован "Голос Кишинева", "Бессарабская жизнь" и "Новости Кишинева" за статьи о Бейлисе. Они привлекаются по... статье" (КМ, 27 сент. 1913 г., с.9).

Срочно изменив повестку дня своего заседания, собрание Литературного общества вынесло такую резолюцию: "Литературное общество протестует против небывалого преследования печати в связи с делом Бейлиса и заявляет свое негодование против навета на еврейский народ, оскорбляющий русский народ" (КМ, 27 окт. 1913 г., с.3).

А в Государственной думе кадеты, трудовая группа и социал-демократы вносят запрос о преследованиях печати за освещение дела Бейлиса, дополнительно к этому социал-демократы протестуют против инсценирования данного дела (3, 16 окт. 1913 г., с.2).

"Итак, - резюмирует один из авторов, пожелавший остаться неизвестным, - если Бейлис будет оправдан, то весь этот процесс будет эпизодом, "скорее выгодным для еврейства..." и трагически убыточным для нас, русских... В виновность Бейлиса значительная часть русского общества уже окончательно не верит. Приговор присяжных не изменит этого общественного приговора... и в значительной степени пойдут на смарку уроки 1905 и 1906 годов (погромы. - Г.М.)" (К, 15 окт. 1913 г., с.2).

Но как бы заранее ни планировался ход этого судилища, окончательный вердикт должны были вынести 12 присяжных заседателей.

На вопрос журналистов, какое впечатление произвели на него присяжные заседатели, один из экспертов по делу, проф. Бехтерев, ответил: "Такой серый состав трудно встретить даже в глуши. Судить о их настроении нет никакой возможности" (КМ, 23 окт. 1913 г., с.8).

И, действительно, такое далеко не ординарное дело в крупном университетском центре судебными властями было передано для решения крестьянам и мелким служащим. Перед ними хороводом проходил парад ученых-экспертов, а в подсознании сидели дремучие суеверия народной фантазии, подхлестываемые нетерпением властей, ожидающих угодной развязки разыгранного фарса. Более того, жандармские власти, по согласованию с судебными, поместили в комнате для присяжных заседателей жандарма, переодетого сторожем, доносившего о каждом их слове и настроении.

Накануне вынесения приговора, в октябре 1913 года, М. Горький писал: "Мучительно переживаю процесс Бейлиса... Но в костре гнева, тоски, стыда и обиды есть уголок надежды: а что, как эти 12 мужичков скажут: нет, не виновен?! Вы представляете, какой это будет праздник на нашей - демократической - улице?.. Хочется чуда! Ведь только оно спасет нас от мирового позора!!!".

И чудо произошло: 6 присяжных (в своем большинстве крестьяне) из 12-ти ответили: "Бейлис не виновен!" Согласно существующему законопорядку Бейлис был оправдан.

"В перспективе улицы, на которой находился суд, густо чернеет пятно народа у стен Софийского собора. Кое-где над толпой вспыхивают факелы.
Сумерки спускаются среди тягостного волнения... Около шести часов стремительно выбегают репортеры. Разносится молнией известие, что Бейлис оправдан. Внезапно физиономия улиц меняется. Виднеются многочисленные кучки народа, поздравляющие друг друга.
Русские и евреи сливаются в общей радости. Погромное пятно у собора сразу теряет свое мрачное значение. Кошмары тускнеют. Исключительность состава суда присяжных еще подчеркивает значение оправдания."
В. Г. Короленко. Дело Бейлиса.

Так, бесславно, закончился первый акт этого мрачного, дикого, позорного действа.

Жизнь не теряла своих красок. Шел XX век со дня рождества Христова.
http://www.russian-globe.com/N19/MeshBeilis1.htm
Palestrina

Кровавое воскресенье на Волыни

Plik:Kisielin kosciol.jpg
Руины церкви в Kиселине, где было одно из преступлений 11 июля 1943 г.

11 июля 1943 года — кульминация волынской резни, акция массового истребления гражданского населения на Волыни Организацией украинских националистов Степана Бандеры (ОУН-б) и Украинской повстанческой армией (УПА). В этот день было совершено нападение на 99 населенных пунктов, в основном во Владимирском и Гороховском районах. В последующие дни резня продолжалась.

С февраля 1943 года ОУН-Б и ее вооруженное крыло приступили к нападению на польское население на Волыни. До июля 1943 г. вооруженные силы украинских националистов, находившиеся в стадии развития и консолидации, были способны осуществлять действия в ограниченном объеме, в основном на востоке Волыни (особенную активность в уничтожении поляков там проявили Литвинчук по кличке "Дубовый" и Петро Олийнык — "Эней"). В мае-июне 1943 г. в командовании УПА начал созревать план одновременного нападения на польские поселения и массового истребления поляков на Волыни.

В июне 1943 года командующий УПА Дмытро Клячкивськый по кличке "Клим Савур" издал приказ истребления поляков на Волыни. Этот факт подтверждается командующим округом "Турив" Юрием Стельмащуком по кличке "Рудый" в послевоенных показаниях на допросах в НКВД после ареста:

"В июне 1943 года я встретился в лесу с Климом Савуром, а также с заместителем представителя генерального штаба Андрущенко. Савур дал мне приказ об убийстве всех поляков в Ковельском уезде" (Grzegorz Motyka, Od rzezi wołyńskiej do akcji "Wisła", Kraków 2011, ISBN 978-83-08-04576-3, s. 130) .

К этому времени, т. е. до конца июня 1943 г. отряды украинских националистов убили на Волыни от 9 до 15 тыс. поляков (Władysław Siemaszko, Ewa Siemaszko, Ludobójstwo dokonane przez nacjonalistów ukraińskich na ludności polskiej Wołynia 1939-1945, Warszawa 2000, ISBN 83-87689-34-3, t.2, s. 1045; Władysław Filar, Przebraże – bastion polskiej samoobrony na Wołyniu, Warszawa 2007, ISBN 978-83-7399-254-2, s. 39-42).

Первый июльский номер газеты УПА "До зброї" ("К оружию") объявил "позорную смерть" всем полякам, оставшимся на Украине (Timothy Snyder, Rekonstrukcja narodów. Polska, Ukraina, Litwa i Białoruś 1569-1999, Sejny 2009, ISBN 978-83-86872-78-7, s. 190).

Планы УПА предполагали как можно больший охват деревень, чтобы уничтожить поляков и не дать им возможность защититься (Grzegorz Motyka, Od rzezi wołyńskiej..., s. 137-141). Акции во Владимирском районе предшествовало сосредоточение отрядов УПА в Завидовских лесах. За четыре дня до начала акции агитаторы, которые пришли из Восточной Галиции, во встречах с украинцами убеждали их в необходимости убийства поляков. Чтобы поляки ничего не заподозрили, за два дня до резни распространяли листовки, в которых поляков призывали к объединению с украинцами против немцев и Советов. (Władysław Filar, Przebraże – bastion polskiej samoobrony na Wołyniu, Warszawa 2007, ISBN 978-83-7399-254-2, s. 39-42).

Днем начала акции выбрали воскресенье 11 июля, так как в этот день был популярный православный праздник Петра и Павла (Władysław Filar, Przebraże – bastion polskiej samoobrony na Wołyniu, Warszawa 2007, ISBN 978-83-7399-254-2, s. 39-42) и можно было захватить наибольшее число поляков в церквах (Grzegorz Motyka, "Ukraińska partyzantka 1942-1960", Warszawa 2006, ISBN 83-88490-58-3, s. 326-329).

В начале июля 1943 года польское подполье пыталось вести переговоры с ОУН-б, чтобы остановить волну убийств. На переговоры с местным командиром Службы безопасности ОУН Шабатурой отправились адвокат Зигмунт Румп, представитель Волынского округа Кшиштоф Маркевич и возница Витольд Добровольский. Маркевич знал Шабатуру еще со школы; в качестве жеста доброй воли поляки пришли без охраны. По прибытии на место встречи (село Кустыче), все трое были арестованы украинцами и убиты, предположительно разорваны лошадьми (Grzegorz Motyka, "Ukraińska partyzantka 1942-1960", Warszawa 2006, ISBN 83-88490-58-3, s. 326-329; Grzegorz Motyka, Od rzezi wołyńskiej..., s. 137-141).

В ночь с 10 по 11 июля 1943 года отряды УПА при поддержке украинского крестьянства, мобилизованного  в так называемые отделы украинской самозащиты (Самооборонні Кущові Відділи) приступили к скоординированному нападению на деревни, в которых жили поляки, в основном во Владимирском и Гороховском  районах, а также Ковельском. Одно из первых массовых убийств было в Доминополе, где действовал отдел УПА Станислава (Целестына?) Домбровского. Преступники (предположительно отряд "Сич" Антонюка) убили около 220 поляков. Примерно в 2.30 напали на Гурув, убив 200 поляков. Спустя полчаса те же самые преступники отправились в Выгранки, где замучили 150 человек (Grzegorz Motyka, Od rzezi wołyńskiej..., s. 137-141).

Преступники действовали в специализированных группах — некоторые подразделения окружали село кордоном, другие занимали местность, собирали жертв в одном месте и убивали. Очисткой местности от оставшихся в живых и грабежами занимались украинские крестьяне (Władysław Filar, Przebraże – bastion polskiej samoobrony na Wołyniu, Warszawa 2007, ISBN 978-83-7399-254-2, s. 39-42). Отряды УПА по окончанию резни в одной местности быстро переходили в другую, предназначенную к уничтожению (Grzegorz Motyka, Od rzezi wołyńskiej..., s. 137-141).

В ряде случаев (Хрынов, Крымно, Киселин, Порыцк, Заблочце) были казни верующих, собравшихся на мессу в церкви (.Władysław Filar, Przebraże – bastion polskiej samoobrony na Wołyniu, Warszawa 2007, ISBN 978-83-7399-254-2, s. 39-42). В Хрынове погибло 150 человек, 40 в Крымно, в Порыцке 200 и 76 в Заблочце.  В Киселине 90 поляков были убиты, но некоторым из верующих удалось забаррикадироваться и защититься от атак уповцов.

Польское население гибло от пуль, топоров, вил, кос, пил, ножей, молотков и других орудий преступления. Нередко преступления совершались с особой жестокостью, жертвы подвергались пыткам (Władysław Filar, Przebraże – bastion polskiej samoobrony na Wołyniu, Warszawa 2007, ISBN 978-83-7399-254-2, s. 39-42). Часто польские дома не жгли сразу, а лишь через несколько дней, чтобы поймать и убить любого, кто выжил вернуться в свои дома (Władysław Filar, Przebraże – bastion polskiej samoobrony na Wołyniu, Warszawa 2007, ISBN 978-83-7399-254-2, s. 39-42).

Гжегож Мотыкa пишет, что 11 июля 1943 УПА атаковала 99 местностей, где жили поляки (Grzegorz Motyka, "Ukraińska partyzantka 1942-1960", Warszawa 2006, ISBN 83-88490-58-3, s. 326-329). Тимоти Снайдер говорит, что "с вечера 11 июля 1943 года до утра 12 июля," УПА совершили нападения в 167 местах (Timothy Snyder, Rekonstrukcja narodów. Polska, Ukraina, Litwa i Białoruś 1569-1999, Sejny 2009, ISBN 978-83-86872-78-7, s. 190). 12 июля УПА напала в 50-ти местностях. Нападения продолжались и в последующие дни. На протяжении июля 1943 г. было совершены нападения в 520-ти селах и деревнях, погибло примерно 10-11 тысяч поляков (Grzegorz Motyka, "Ukraińska partyzantka 1942-1960", Warszawa 2006, ISBN 83-88490-58-3, s. 326-329; Grzegorz Motyka, Od rzezi wołyńskiej..., s. 137-141).

Гжегож Motyka считает, что 11 июля 1943 года для поляков был одним из самых трагических дней Второй мировой войны (Grzegorz Motyka, Od rzezi wołyńskiej..., s. 137-141).

Источник

Еврейские погромы 1918-1921 гг. (стр. 8)

V. Кровавые итоги погромного периода
________________________________________
Внимательный разбор и изучение многочисленных погромных материалов с их холодными цифрами, определяющими число убитых, искалеченных, изнасилованных, сожженных, обезумевших от горя и ужаса, разоренных, осиротелых и т. д., —  в н и м а т е л ь н о е  о з н а к о м л е н и е  с  э т и м и   п о т р я с а ю щ и м и  ц и ф р а м и  р а с к р ы в а е т  п е р е д  н а м и  с т р а ш н у ю  з и я ю щ у ю  б е з д н у  ч е л о в е ч е с к о г о  г о р я  и  с т р а д а н и й ...

Из каждой строчки, из каждой цифры глядят на нас окровавленные тени замученных жертв дикого разгула контрреволюции и бандитизма.

Мы уже видели, что представляла собой Украина в разгар погромной вакханалии: весь юг и юго-запад России, т. е. именно  У к р а и н а ,  пламенели в огне многочисленных внешних и внутренних фронтов, и хотя борьба между  р е г у л я р н ы м и  ч а с т я м и  воюющих сторон разворачивалась, главным образом, по линии железнодорожных и водных путей, т. е. вблизи центров и более крупных пунктов, тем не менее погромный пожар распространился постепенно из центра на всю периферию, ибо всюду, даже в самых отдаленных и глухих углах, образовывались банды, довершавшие то, что не было сделано регулярными петлюровскими или деникинскими частями. Так, например, банда  С о к о л о в с к о г о  оперировала в районе Радомысла, Житомира, Умани, Сквиры и Погребища; банды  З е л е н о г о  — в районе Триполя; банды  Я ц е й к а  — в районе Таращи; банды  С т р у к а  — в Чернобыльском районе: банда  В о л ы н ц а  действовала в Гайсинском районе, банда  А н г е л а  — в Бахмачском районе;  г р и г о р ь е в с к и е  б а н д ы  свирепствовали на огромной территории Елисаветград-Черкассы;  м а х н о в с к и е  банды гуляли по Полтавской и Екатеринославской губ., а также подвизались в районе Гуляй-Поле-Александровск и в еврейских колониях; банды  Г а л а к а  и  С е м е н ю к а  свирепствовали в Белоруссии и т. д., а кроме этих крупных банд действовали десятки мелких бандитских шаек, которые забирались в самые отдаленные углы, где только возможно было поживиться еврейским добром и упиться кровью и страданиями еврейской жертвы.

Еврейское население было, таким образом, как бы охвачено адским кольцом, не имея почти никакой возможности уйти или скрыться куда-нибудь от лютой смерти.

Безоружное и беспомощное, сдавливаемое со всех сторон все более и более суживавшимся железным кольцом бандитской блокады,  о н о  п о к о р н о  ж д а л о  с в о е й  г и б е л и ,  м е ч т а  я  т о л ь к о ,  к а к  о  в ы с ш е м  б л а ж е н с т в е ,  о  м г н о в е н н о й  с м е р т и  б е з  у н и ж е н и й  и  п ы т о к .

Вполне понятно, что никакие силы и никакие нервы не могли выдержать продолжительного пребывания в таких адских условиях, и еврейское население пользовалось каждым благоприятным моментом, каждым временным ослаблением этой страшной блокады, чтобы бежать из зачумленных погромных очагов в ближайшие крупные города или к румынской границе, где чудились защита и спасение.

М а с с о в ы й  и с х о д  ц е л ы х  м е с т е ч е к  и  г о р о д к о в  п р е д с т а в л я л  с о б о ю  в  т у  п о р у  б ы т о в о е  я в л е н и е .  Бывали случаи, когда многотысячная еврейская масса, например, из Тетиева, из Радомысля, панически бежала, без направления и цели, руководимая исключительно инстинктом самосохранения.

Положение этих многотысячных беженцев было поистине трагическое: оборванные, босые, измученные и больные, лишенные самого необходимого,  б е з ж а л о с т н о  б р о ш е н н ы е  в  в о д о в о р о т  н и щ е т ы ,  г о л о д а  и  б о л е з н е й ,  они скоплялись в больших городах и в пограничных местечках,  в а л я я с ь  н а  в о к з а л а х ,  в  с и н а г о г а х ,  с а р а я х ,  а м б а р а х  и  п р о с т о  н а  м о с т о в о й  п о д  о т к р ы т ы м  н е б о м ,  образуя всюду страшные очаги заразы и смерти.

На румынской границе собралось несколько десятков тысяч совершенно разоренных людей, убежавших в чем были и подвергавшихся диким издевательствам со стороны румынской пограничной стражи, которая их не пропускала через границу.

С а м ы е  ц в е т у щ и е  и  н а с е л е н н ы е   пу н к т ы  б ы л и  п р е в р а щ е н ы  в  п у с т ы н и .  Еврейские городки и местечки выглядели мрачными кладбищами: дома сожжены и разрушены, улицы мертвы и пустынны. Из каждого уголка несется дыхание смерти. Целый ряд еврейских населенных пунктов, как, например,  В о л о д а р к а ,  Б о г у с л а в ,  Б о р щ а г о в к а ,  З н а м е н к а ,  Ф а с т о в ,  Т е ф и о п о л ь ,  К у т у з о в к а  и др., сожжены были до тла и представляют груду развалин.

Разрушение еврейских поселений носило такой варварский характер, что на ближайшее время исключена всякая возможность их реставрации. Сотни местечек в районе бывшей черты оседлости до того опустошены, что даже после окончательного укрепления Советской власти и установления абсолютной гарантии безопасности  б е ж а в ш е е  о т т у д а  е в р е й с к о е  н а с е л е н и е  н е  и м е е т  н и к а к о й  ф и з и ч е с к о й  в о з м о ж н о с т и  в е р н у т ь с я  н а  с в о и  с т а р ы е  о к р о в а в л е н н ы е  п е п е л и щ а .

В прежних районах высокоразвитой промышленности после погромов  с о в е р ш е н н о  з а м е р л о  р е м е с л о  и  к у с т а р н и ч е с т в о ,  находившееся, главным образом, в руках евреев, которые вместе со своим имуществом  л и ш и л и с ь  т а к ж е  с в о е г о  и н в е н т а р я  и  в с е х  о р у д и й  п р о и з в о д с т в а .

Погромы разрушили десятки, сотни, тысячи мелких хозяйств, домов, лавок, ремесленных предприятий, фабрик и заводов, земледельческих колоний и пр.  Д е с я т к и  т ы с я ч  л ю д е й  б ы л и  п р е в р а щ е н ы  и з  о б ы в а т е л е й ,  в ы п о л н я ю щ и х  т е  и л и  и н ы е  х о з я й с т в е н н ы е  ф у н к ц и и ,  в беженцев, т. е. в людей, принужденных ютиться в общежитиях, получать помощь в благотворительных учреждениях и в большинстве лишенных возможности работать в своей области и по своей специальности.

Таким образом, около половины городского населения Украины и Белоруссии (вся еврейская часть) была совершенно выведена из строя хозяйственной жизни, что  б е з у с л о в н о  и м е л о  в е с ь м а  т я ж е л ы е  п о с л е д с т в и я  в  г о с у д а р с т в е н н о м  м а с ш т а б е .  Это сильно ощущается в общей сумме материальных ресурсов Союза Республик и долго еще будет влиять, как отрицательный фактор, задерживающий "смычку" города с деревней, которая до момента полного развития государственной фабрично-заводской промышленности будет безусловно нуждаться в продукции еврейского ремесленника и кустаря.

Каковы же действительные конкретные итоги этой величайшей катастрофы, постигшей еврейские массы Украины и Белоруссии?

Точных, вполне исчерпывающих данных, к сожалению, нет да и не могло быть, ибо в разгаре погромной эпидемии трудно было заниматься статистикой. Нет никакого сомнения, что, помимо десятков тысяч погибших в городах и местечках, было очень много  б е з  в е с т и  п р о п а в ш и х  во время скитаний по лесам, болотам и полям в поисках убежища от преследования бандитов.

Совершенно не установлено число  в ы б р о ш е н н ы х  и з  п о е з д о в  н а  х о д у ,  число  п о т о п л е н н ы х  в реках, число  с о ж ж е н н ы х  и  ч и с л о  у б и т ы х  и  з а к о п а н н ы х  с а м и м и  б а н д и т а м и .

При таких условиях  ч и с л о  у б и т ы х  н а  У к р а и н е  и  в  Б е л о р у с с и и  з а  в р е м я  о т  1917  п о  1921 г.г. в к л ю ч и т е л ь н о  к о л е б л е т с я  между 180-200 тыс. чел.

Сюда еще не входит довольно значительное число погибших впоследствии от неизлечимых ранений, от тяжких венерических болезней, от холеры, тифа и др. эпидемических болезней, свирепствовавших среди беженцев. Уже одна цифра сирот, превышающая 300.000, свидетельствует о колоссальных размерах катастрофы. Если же мы примем во внимание, что общее число материально пострадавших достигает 700.000 человек, а  с у м м а  у б ы т к о в  и с ч и с л я е т с я  в о  м н о г и е  м и л л и а р д ы  з о л о т ы х  р у б л е й ,  то общие итоги погромной эпопеи вырисовываются перед нами во всем своем мрачном величии.

Ужас всего пережитого усугубляется тем, что весь этот кровавый кошмар свершился на  г л а з а х  б у р ж у а з н о й  Е в р о п ы ,  п е р е д  л и ц о м  о ф и ц и а л ь н ы х  п р е д с т а в и т е л е й  А н т а н т ы ,  которые в период гражданской войны находились на Украине при петлюровском и деникинском правительствах и были через общественные организации прекрасно осведомлены о действительном положении дел...

О т  э т и х  а н т а н т о в с к и х  э м и с с а р о в  и  о т  и х  п р а в и т е л ь с т в  з а в и с е л а  с у д ь б а  т ы с я ч  и  т ы с я ч  о б р е ч е н н ы х ,  но они ничего не сделали для того, чтобы приостановить занесенный над еврейским населением меч убийцы. Жестокость и лицемерие умирающего буржуазного мира проявились в том, что в погоне за восстановлением своихразрушенных революцией позиций международный капитал  м о л ч а л и в о  с а н к ц и о н и р о в а л  это страшное жертвоприношение. Международная буржуазия старалась помочь российской и украинской контрреволюции  п р о л о ж и т ь  с е б е  п у т ь  к  р е с т а в р а ц и и  ч е р е з  г о р ы  е в р е й с к и х  т р у п о в  и  ч е р е з  р е к и  е в р е й с к о й  к р о в и ,  и в этом ее неизгладимая вина пред историей и пред трудящимися всего человечества.

З. Островский.
Москва, март, 1924 г.

                       

                             

Дальше: VI. Пожарища и разрушения             

Еврейские погромы 1918-1921 гг. (стр. 7)

IV. Отдельные погромы и трагические эпизоды. Белоруссия 
________________________________________
Польские погромы
 
Из доклада  Б о р и с о в с к о г о  Ревкома видно, что поляки при оставлении Борисова учинили  н а с т о я щ и й  п о г р о м ,  у с у г у б л е н н ы й  с и л ь н ы м  п о ж а р о м ,  который уничтожил большую часть города. Не сгоревшая часть города также была разрушена.  Н е  о с т а л о с ь  н и  о д н о г о  у ц е л е в ш е г о  о к н а ,  н и  о д н о й  ц е л о й  к р ы ш и .  Совершенно ограблена и сожжена вся домашняя утварь, платье и обувь.  О к о л о  26.000  ж и т е л е й  п р е в р а щ е н ы  в  н и щ и х .  Общая нужда и голод довершили картину ужаса, в котором очутилось еврейское население, запуганное и измученное физически и нравственно. Необходимо указать, что поджоги являются вообще излюбленным погромным приемом польской шляхты. Так, например: в  М и н с к е  перед отходом под натиском большевиков  п о л я к и  с о ж г л и  5 0  д о м о в .  С о ж г л и  о б а  в о к з а л а ,  м а г а з и н ы , а п т е к и  б о л ь н и ц ы .  О г р а б и л и  р а б о ч и е  к о о п е р а т и в ы ,  в з о р в а л и  ж е л е з н о д о р о ж н ы е  м о с т ы  и  т. д.
В  Б о б р у й с к о м  у е з д е  п о л я к а м и  с о ж ж е н о  б ы л о  о к о л о  2.000  д в о р о в ,  при чем, уцелевший от пожара скот и мертвый инвентарь, а также все наиболее ценное имущество  б ы л о  в ы в е з е н о .  Убитых насчитывается 47 человек.  В  У р е ч ь е  п о л я к и  с о ж г л и  в с е  п о с т р о й к и .  В  Г л у с к а х  п о л я к а м и  б ы л о  с о ж ж е н о  8 5  л а в о к ,  а  т а к ж е  м н о г о  д о м о в  и  с а р а е в ,  при чем, имущество и скот были вывезены. В тех случаях, когда имущество невозможно было вывезти, оно тут же на месте  у н и ч т о ж а л о с ь .  Если почему-либо нельзя было увозить скот, то солдаты привязывали его проволокой к стойлам в сараях и хлевах, и  т а к и м  о б р а з о м  с к о т  п о г и б а л  в м е с т е  с  п о с т р о й к о й .  Нередко в огне гибли и люди, ибо, кто не успевал заблаговременно убежать из поджигаемых домов и зданий и скрыться в укромное место,  т о г о  у ж е  п о л ь с к и е  с о л д а т ы  н е  в ы п у с к а л и  п о д  у г р о з о й  р а с с т р е л а .  Таким образом, много лиц, опасавшихся выйти под перекрестным огнем польских солдат, было  з а ж и в о  с о ж ж е н о .  Поджоги, как указано, занимали видное место в польских погромах.  О н и  п р о и з в о д и л и с ь  с о в е р ш е н н о  о т к р ы т о  и  о р г а н и з о в а н н о  с  п р и м е н е н и е м  р а з л и ч н ы х  т е х н и ч е с к и х  п р и с п о с о б л е н и й  в виде зажигательных снарядов и т. п. Чаще же всего дома обливали керосином или обкладывали соломой и зажигали. Пожарную команду солдаты под угрозой расстрела  н е  д о п у с к а л и  к тушению пожара.
Необходимо отметить, что нееврейское население поляки обычно не трогали, имущества его не грабили и домов не поджигали. 
________________________________________
Деревня Домово, Бобр. уезда 
Эпизод из времен польской оккупации
Летом 1919 года в день  Й о м  К и п у р а  появился эскадрон польских уланов, которые зашли в синагогу и начали  и з д е в а т ь с я  над молящимися, особенно над стариками.  С т а р и к о в  в  п о л н о м  м о л и т в е н н о м  о б л а ч е н и и  о н и  в ы г н а л  и и з  с и н а г о г и  и  з а с т а в и л и  п о д м е т а т ь  у л и ц ы ,  а  з а т е м  з а с т а в и л и  п л я с а т ь ,  при чем, отрезали у них бороды. Девушек и женщин погнали чистить картофель и жарить кур и гусей, награбленных у еврейского населения. Молодежь же всю погнали на принудительные работы таскать за пять верст сено для их лошадей. Такие издевательства над национальным и человеческим достоинством еврейского населения были обычным явлением при господстве польской шляхты. 
________________________________________
Зверства балаховцев 
(Краткая хроника)
Приводим выдержки из доклада тов. Миндлина, в заседании Минского Совета 10 янвяря 1919 г., о результатах обследования мест, пострадавших от набегов банд Балаховича.
Мозырь.  В с е  б е з  и с к л ю ч е н и я  е в р е й с к о е  н а с е л е н и е  г.  М о з ы р я ,  н а с ч и т ы в а ю щ е е  11000  ч е л о в е к ,  п о д в е р г л о с ь  п о в а л ь н о м у  о г р а б л е н и ю .  Разграблены — белье, одежда, посуда, домашние вещи, коровы; забраны все инструменты у рабочих и ремесленников.  У б и т о  3 2  ч е л о в е к а , и з н а с и л о в а н о  с в ы ш е  3 0 0  ж е н щ и н ,  в том числе девочки от 12 до 15 лет, а также беременные и только что родившие женщины.
Ст. Птичь. Все еврейское население (200 человек) разграблено; забраны все инструменты, человеческих жертв не было, изнасиловано несколько женщин.
Дер. Житковичи. Еврейское население в деревне и на станции составляет 600 чел. Ограблено 400 человек, убито 4, изнасиловано 7 женщин.
Мест. Туров. Еврейское население до 4000 человек.  З а б р а н о  в с е  и м у щ е с т в о .  У б и т  7 1  ч е л о в е к ,  в том числе жители окрестных деревень, часть  и з  н и х  у б и т а  б а л а х о в ц а м и ,  а  ч а с т ь  п о л я к а м и  в  т о  в р е м я ,  к о г д а  е в р е и  х о т е л и  с п а с т и с ь  о т  б а л а х о в ц е в  и  с к р ы т ь с я  з а  д е м а р к л и н и е й .  И з н а с и л о в а н о  1 0 0  ж е н щ и н .  Р а з р у ш е н и я   з н а ч и т е л ь н е е ,  ч е м  в  М о з ы р е .
Мест. Петриков. Еврейское население в 2200 человек (христианского населения в два с половиной раза больше). Все еврейское имущество разграблено, много домов сожжено.  У б и т о  4 5  ч е л о в е к ,  в том числе евреи из окрестных деревень.  И з н а с и л о в а н о  д о  1 0 0  ж е н щ и н ,  из которых  1 0  з а р а з и л и с ь ,  3 0  з а б е р е м е н е л и .
Мест. Копоткевичи.  И з  е в р е й с к о г о  н а с е л е н и я   в  1600  ч е л о в е к  б о л ь ш а я  ч а с т ь  о г р а б л е н а .  Местечко в 1915 году пострадало от пожара, в 1919-20 гг. было охвачено тифозной эпидемией. 60 семейств остались без родителей. В окрестных деревнях  у б и т о  4 4  ч е л о в е к а .  И з н а с и л о в а н о  1 5  ж е н щ и н .                    
Мест. Скрыгалово. Еврейское население в 800 чел. Все разграблено; значительное число домов сожжено, забрано 120 коров и все рабочие инструменты. Убито 15 чел.
Мест. Лельчицы. Еврейское население в 300 человек. Все разрушено.
Мест. Микашевичи. Еврейское население в 200 человек. Все разграблено.
Дер. Бубички, Касайск, Городятичи. Еврейское население в 100 человек.  П о ч т и  в с е  у б и т ы .  Большая часть убита окрестными крестьянами в то время, когда подходили балаховцы.
Колония Редьки. Еврейских домов 30. Все здания или сожжены, или разрушены. Разграблено все имущество: коровы, инвентарь, продукты и семена. Убитых 3.
Колония Черемишни. 8 еврейских домов, убитых 2.
Общая сводка.  О г р а б л е н о  20550  ч е л о в е к .  У б и т о  с в ы ш е  300  ч е л о в е к .  И з н а с и л о в а н о  с в ы ш е  500  ж е н щ и н . 
________________________________________
Погром в Ковчицы, Бобруйского уезда
                                                 
16-го июля 1921 г., в 12 час. дня появились бандиты в м. Ковчицы, где насчитывалось 150 еврейских семейств, занимающихся главным образом земледелием и отчасти ремеслами. К бандитам балаховцам присоединились крестьяне из ближайших сел, вооруженные топорами, лопатами, пилами, ножами, серпами и ломами; огнестрельного оружия у них не было. Собрав все население в квартиру  Ш а и  Р е н б у р г а ,  они начали их там зверски убивать, не щадя ни женщин, ни детей.  Б а н д и т ы  в ы в о д и л и  п л е н н и к о в  п о  о д н о м у  в о  д в о р  и  т а м  с р а з у  у б и в  а л и  х о л о д н ы м  о р у ж и е м ,  вследствие чего запертые в доме совершенно не знали о происходящем во дворе. Погром носил самый зверский характер. У женщин  р а с п а р ы в а л и   ж и в о т ы ,  в ы р е з ы в а л и  г р у д и ,  т о п о р а м и  р а з б и в а л и  с п и н н ы е  х р е б т ы ,  р а с с е к а л и  п о п о л а м ,  и л и  о т р е з ы в а л и  к о н е ч н о с т и .  Некоторых девушек увели в лес, и они больше уже не вернулись. Погром продолжался 6 часов.  И  в  р е з у л ь т а т е  о к а з а л о с ь  8 4  ч е л о в е к а  у б и т ы х .  Р а н е н ы х  80 чел. — в том числе 50 тяжело раненых, из которых несколько человек по доставлении в Бобруйскую больницу скончалось. Осталось много сирот. 
________________________________________
Погром в местечке Большие Городятичи
23-го ноября 1920 г. в деревне Б. Городятичи Мозырьского уезда вспыхнул еврейский погром, организованный балаховцами при участии местных дезертиров. Бандиты оцепили деревню и никого не выпускали.  И з  8 5  ч е л о в е к  е в р е й с к о г о  н а с е л е н и я  у б и т о  7 2  ч е л о в е к а ,  в  т о м  ч и с л е  5 5  т р у п о в  н а й д е н о  о б е з г л а в л е н н ы м и .  На сараях и стенах домов были найдены куски мяса и мозгов. По этому делу было Советской властью привлечено 70 человек, преданных суду военно-революционного трибунала. 20 человек было расстреляно, а остальные приговорены к заключению на различные сроки. 
________________________________________
Погром в местечке Глубоковичи
10-го июля 1921 года ночью в деревню Глубоковичи ворвалась небольшая группа бандитов, приступившая немедленно к грабежам и убийствам.  И з  в с е г о  н а с е л е н и я  в  2 7 ч е л о  в е к  б ы л о  у б и т о  2 4  ч е л о в  ек а .  Бандиты действовали  т у п ы м  о р у ж и е м ,  о т п и л и в а л и  р у к и  и  н о г и ,  в ы к а л ы в а л и  г л а з а .  Вся группа погибших была похоронена в Бобруйске, где эта мрачная похоронная процессия привлекла внимание всего населения. 
________________________________________
Погром в местечке Копоткевичи

                       

9 июля 1921 года стало известно, что банда в 100 человек приближается к местечку Копоткевичи. Подавляющее большинство еврейского населения оставило местечко и ушло по направлению к ст. Птичь, находящейся в 18 верстах от местечка Копоткевичи Часть же населения осталась,  н а д е я с ь   у к р  ыт ь с я  у  м е с т н  ы х  к р е с т ь я н  и л и  в  п о л е  в о  р ж и .  10 июля на рассвете банда числом человек в 80, в том числе половина конных, ворвалась в местечко и немедленно приступила к резне еврейского населения Этот отряд был хорошо организован и представлял собою одну из банд Булака-Балаховича. Все они были сильно настроены против евреев и стремились, во что бы то ни стало, резать и убивать. Когда им предлагали деньги или ценные вещи, они отвечали: "Нам душа твоя нужна". Бандиты рассыпались по всему местечку, забирая евреев и вытаскивая их из укромных мест.  П о в и д и м о м у ,  к т о - т о  с л е д и л  з а  н е с ч а с т н  ы ми ,  к о г д а  о н и  п р я т а л и с ь ,  и  з а т е м  у к а з ы в а л  б а н д и т а м ,  г д е  к т о  с п р я т а  н .  Почти все были убиты сабельными ударами. Некоторые рассечены крестообразно.  М н о г  и м  п р  е д в а  р и те л ь н  о  о т р е з а л и  о т д е л ь н ы е  ч а с т и  т е л а .  У  т р и н а д ц а т и  л и ц  о т р е з а н ы  п о л о в ы е  о р г а н ы .  Н е к о т о р ы х  п ы т а л и  п е р е д  с м е р т ь ю ,  з а с т а в л я я  п и т ь  с е р н у ю  к и с л о т у .  В квартире  Н о х у м а  К а п л а н а  была устроена бойня. В этот дом приводили схваченных евреев. Здесь их пытали и убивали. К моменту осмотра квартиры вся внутренняя дверь до половины была залита кровью. Также был пропитан кровью диван, на котором резали несчастных. На полу валялись книги, покрытые толстым слоем запекшейся крови. Вблизи валялся тяжелый эмалированный кувшин, служивший также орудием убийства. В углу образовалась целая лужа высохшей человеческой крови.  В  э т и х  у ж а с н ы х  м у ч е н и я х  о к о н ч и л и  с в о ю  ж и з н ь  в  т е ч е н и е  н е с к о л ь к и х  ч а с о в  1 2 0  ч е л о в е к ,  п о ч т и  в с е  р е м е с л е н н и к и  и  р а б о ч и е . 
________________________________________
Погром в местечке Любань
В конце мая 1921 года мест. Любань подверглось нападению банды, которая зверски расправилась с населением. В течение короткого времени было  у б и т о  с в ы ш е  1 0 0  ч е л о в е к  м у ж ч и н  и  ж е н щ и н .  Имущество разграблено. 
В заключение приведем еще два интересных документа: рассказ одной из пострадавших, Хаси Кветкиной, 40 лет, из деревни Терево, Мозырьского уезда, и характеристику белогвардейских погромщиков из союза "Спасения Родины". 
________________________________________
Рассказ Хаси Кветной
9-го вечером мы узнали, что идет банда балаховцев. Получилась телеграмма о прибытии войск. В местечке решили, что надо остаться. Мой старший сын ушел с самообороной. Оставшиеся разошлись прятаться, кто куда. Мы пошли в рожь ночевать. Я пошла с женой  М.  Э р е н б у р г а .  На рассвете нам сказали, что пришел  Ш л е й м а  Г о ш и ц  с нашими войсками. Будучи уверены, что это действительно так, мы встали и ушли. По дороге мы услышали стрельбу и за нами стали гнаться. Нас поймали и поставили напротив квартиры  А н ц е л я  Г и н з б у р г а .  Оставив около нас постового, остальные бандиты пошли к квартире  Г и н з б у р г а .  Выломав окно, несколько бандитов ворвалось в дом. Там они убили жену А.  Г и н з б у р г а  и одну соседку, третью ранили, а  А н ц е л я  Г и н з б у р г а  выбросили окрававленного на улицу. Его присоединили к нашей компании и избивали. Он им говорил: "я уже вам все отдал — золото, деньги, вещи; я не приверженец Троцкого". К этому времени к нам присоединили еще несколько человек. Нас, человек 15, погнали к  Н о с о н у  К а п л а н у .  По дороге нас избивали. Вогнали нас в квартиру. У дверей встал крестьянин с винтовкой в лаптях и свитке. Женщины уселись на кушетку. Скоро в квартиру согнали еще около 50 человек, большинство женщин. Были мужчины и дети. Мужчины уселись на полу. К квартире съехались все конные, около 25 человек. Лошадей привязали к забору, и все всадники вошли в дом.  В с е х  ж е н щ и н ,  н а и б о л е е  м о л о д ы х ,  в в о д и л и  в  о т д е л ь н у ю  к о м н а т у ,  г д е  с т о я л а  к р о в а т ь ,  и ,  у к л а д ы в а я  в с е х  п о п е р е к  к р о в а т и ,  д р у г  о к о л о  д р у г а ,  и х  и з н а с и л о в а л и .  Ж е н щ и н ы  в ы х о д и л и  п о с л е  к а ж д о г о  и з н а с и л о в а н и я  и  у с а ж и в а л и с ь ,  о к р о в а в л е н н ы е ,  н а  к у ш е т к у .  Всех женщин брали в комнату по 3 - 4 раза.  Д в у х  д е в у ш е к  р а с т е р з а л и  и  в ы б р о с и л и .  Прибежал "пан-капитан", схватил большой кувшин и стал им избивать всех по голове. Кровь брызгала по сторонам. В особенности избивали  А н ц е л я  Г и н з б у р г а .  В комнате изнасиловали 15-летних девушек.  М е н я  т а к ж е  3  р а з а  б р а л и  в  к о м н а т у ,  н о  к а ж д ы й  р а з  я  и м  у к а з ы в а л а ,  ч т о  я  и м  н е  и н т е р е с н а  (Очевидно, из-за месячных очищений.), и меня отталкивали. После все разошлись, остались только двое нас охранять. А.  Г и н з б у р г  нам сказал: "Ведь я еще совсем не молился". Тогда  Б р о х а - Г и ш а  Э р е н б у р г ,  достав немного воды, дала ему. Он помыл руки и начал молиться. В этот момент вбежал бандит и, застав его молящимся, начал кричать: "Уже начал болтать! Нельзя болтать по еврейски".  Г и н з б у р г  стал читать предсмертную молитву вслух для мужчин, а  Б р о х а - Г и ш а  для женщин. Капитан, вбежав, спросил: "Кто там болтает"? — и стал избивать  Г и н з б у р г а .  Последний уже лежал на полу, взял брошеный кувшин и приложил его к своим ранам, и кувшин наполнился кровью. Тогда один бандит схватил кувшин и стал им еще больше избивать  Г и н з б у р г а .  Б а н д и т ы  п р и н о с и л и  в о д к у  в  б у т ы л к а х  и ,  в ы п и в а я  к а ж д у ю  и з  н и х ,  р а з б и в а л и  о  г о л о в ы  е в р е е в ,  п р и с т а в л я я  и х  к а ж д ы й  р а з  к  д в е р я м  к о м н а т ы .  Откупоривая каждую бутылку, они сначала давали евреям пробовать...  С т а л и  в ы в о д и т ь  п о  д в а  н а  у л и ц у ;  раньше мужчин.  С  о б е и х  с т о р о н  с т а л и  у  д в е р е й  д в о е  —  о д и н  с  ш а ш к о й ,  д р у г о й  с  д у б и н к о й .  И ,  в ы п у с к а я  и х  т а к и м  о б р а з о м  и з  к в а р т и р ы ,  т у т  ж е  у б и в а л и .  У б и т ы х  в ы б р а с ы в а л и  н а  у л и ц у .  А.  Г и н з б у р г а  и  е щ е  д в у х  в ы в е л и  н а  у л и ц у  и  н а п о и л и  и х  п о  п о л с т а к а н а  с е р н о й  к и с л о т ы .  П о с л е   д о с т а л и  н о ж  и з  с о л о м о р е з к и  и  т у п о й  с т о р о н о й  с т а л и  м е д л е н н о  р е з а т ь  ш е ю  Г и н з б у р г у .  Эту операцию бандиты сопровождали хохотом. После стали выводить женщин. Брохе-Гише стала искать воды, сказав; "Я отправляюсь на тот свет, надо руки вымыть". В этот момент один бандит схватил кувшин и ударил ее по голове. Она от испуга "упачкалась", стала вытираться, сказав:  " М о е  п л а т ь е  —  в е д ь  м о й  с а в а н ,  в  н е м  я  б у д у  п о х о р о н е н а , а  с а в а н  д о л ж е н  б ы т ь  ч и с т ы м " .  Е е  в ы в е л и  и  т у т  ж е  у б и л и  ш а ш к о й .  Ко мне подошел бандит и сказал: "Ты видишь, сколько посреди улицы лежит убитых, смотри, чтобы ты дала много золота". Я ответила: "Я дам много". В комнате осталось 5-8 человек. Меня с детьми и женой Эренбурга отправили ко мне домой. Я их завела в сарай, вынула драгоценности, деньги и отдала им. Им это было мало, и они стали требовать еще. Я им указала место, где были зарыты мои и моей сестры вещи. Они вырыли, но вещей не трогали, а просили 10.000 р. "николаевскими". Я им сказала, что больше у меня нет денег. Один из бандитов ответил: "Мы тебя сейчас в эту яму похороним", — а другой схватил мерку и ударил моего сына Михеля, 10 лет, по голове. Другой схватил топор, только что принесенный из моей квартиры, и ударил меня по голове. Я упала навзничь в яму. Тогда он начал избивать топором второго сына, Илью, 14 лет, который также упал на меня в яму. Михеля еще раз ударили, и он тоже упал на нас.  Э р е н б у р г  хотела убежать, но тут же ее ударили топором по голове. Череп разлетелся, и она упала на нас. Я лежала внизу. Зашумело в голове. Очнувшись, я увидела, что светло. Узнала своих детей, продвинула в сторону убитую Эренбург и вытащила детей. Один из них крикнул: "маменька", а второй, Михель, лежал, как убитый. Что делать? Воды нет. Своих ран я не чувствовала: я решила спасти своих детей. Все равно, пойду в дом. На улице — шум и крики. Я подошла к дверям. В моей квартире в то время ломали шкафы. Я тут же обратно в сарай, схватила Михеля и спряталась с ним в углу. Полежала минут 10. Вдруг слышу свистки. Это бандиты стали созывать друг друга и собираться. Я решила еще раз сходить в дом за водой. На этот раз бандитов уже в доме не было. Я застала своих двух племяниц ранеными. Напоив их, я сейчас же побежала с водой к своим детям. На улице крики еще все продолжались. В сарае я не застала старшего сына: он через какую-то дыру выполз в рожь. Я об этом не знала. На улице утихло. Через щель я увидела фельдшеров  Д у б и ц к о г о  и  А ф а н а с ь е в а .  Я сейчас же к ним бросилась с просьбой оказать помощь моему ребенку. Насильно я их потащила к Михелю.  Д у б и ц к и й  сделал ему укол, и он сейчас же застонал. Они ушли. В это время я увидела  Э с т е р  Г и н з б у р г .  Она была одна и производила впечатление помешанной. Было жутко. Она меня поволокла к соседу на чердак. Я почувствовала боль в голове. Мы слезли, встретили 2 русских девушек, которые мне сообщили, что мальчик мой жив. Они имели в виду Элью. По дороге мы встретили раненую  Г и т у  Г и н з б у р г  в груде трупов их семьи. Она умоляла проходивших мимо фельдшеров о помощи, но те, проходя, ответили, что помощь не нужна: они все равно отойдут. Тут подошла жена попа и подобрала раненого ребенка  Э.  Г и н з б у р г ;  среди трупов и раненых я узнала своего Элью; начала просить попадью убрать Гиту Гинзбург и моего сына. Я пошла в ближайший еврейский дом, взяла подушки и простыню и мы их отнесли в сад. Попадья принесла клубники, напоила их. Все начали понемногу приходить в себя. В этот момент стало опять тревожно... Говорили, что бандиты опять идут. Крестьянки стали удирать к себе в дома. Я также хотела с ними, но они меня в дом не впускали: "Убьют нас вместе с вами", — ответили они. Одна русская девушка указала мне на свой огород и спрятала меня во ржи, принесла мне воды и хлеба и ушла. Опять открылась стрельба. Я лежу. Через несколько минут девушка эта вернулась (я ее не знаю) и сказала: "не бойся, голубка, лежи смело: то пришли наши солдаты". Я поднялась и поплелась искать своих детей. Пришла в сад к раненому сыну, затем в сарай к контуженому. Он стонал тихо. Пришла сестра милосердия из отряда  К а р п о в а  с фельдшером  Б о с к о в и ч е м ,  стала нас перевязывать и забрала нас в больницу. Там мы переночевали. На следующий день приехали наши врачи.
В е р н о : 
Делопроизводитель (подпись)
________________________________________
Сообщение врача А. Н.
Накануне прибытия балаховцев у меня в квартире поселилась сестра милосердия Аладьина (русская) и фельдшер Томашевский (поляк). Вся семья ушла из дома; я был в больнице. Борис Савинков прибыл в Мозырь в 8 час. вечера, через два часа после прибытия балаховцев, и остановился в моей квартире. Тут же разместились полковник и низший командный состав. В ту же ночь они начали искать в квартире спирт,  н а ш л и  п у з ы р е к  с  г р я з н ы м  с п и р т о м  (после промывания шприцев) и выпили его; пил также и Савинков. Савинков приставал к сестре Аладьиной, что она еврейка, и говорил ей: "Сознайтесь, вы еврейка или русская"? Она ему показала свой крест, и тогда он поверил, что она православная. Савинков узнал по кабинету, что здесь живет врач, и стал допытываться у Аладьиной, где я, говоря: "он, наверное, коммунист и удрал". Он, повидимому, догадывался, что я в больнице, и сестра все боялась как бы балаховцы не отправились туда за мной. Аладьина сказала ему, что я беспартийный, и что утром я явлюсь домой. Утром в больницу пришел фельдшер Томашевский и сообщил, что у меня на квартире все обстоит благополучно, выпили только эфир и спирт. Вообще же в городе, — сказал Томашевский, — плохо — грабят все,  п р и ч е м  в  г р а б е ж е  п р и н и м а е т  у ч а с т и е  и  С а в и н к о в ,  —  е м у  п р и н о с я т  н а г р а б л е н н о е  д о м о й .  Н о ч ь ю  с о л д а т ы  п р и н о с и л и  з о л о т ы е  в е щ и  и  п о к а з ы в а л и  С а в и н к о в у .  Н е к о т о р ы е ,  п о в и д и м о м у  н а и б о л е е  ц е н н ы е , о н  о с т а в л я л  у  с е б я ,  а  о с т а л ь н ы е  о т д а в а л  с о л д а т а м .  С а в и н к о в  с к а з а л  о д н о м у  с о л д а т у :  " Т ы  ж е  з н а е ш ь ,  ч т о  у  м е н я  н е т  н о с о в ы х  п л а т к о в ,  п о ч е м у  н е  п р и н о с и ш ь ? " .  " С л у ш а ю с ь ,  г о с п о д и н  м и н и с т р " ,  —  о т в е т и л  с о л д а т  и  ч е р е з  п о л ч а с а  п р и н е с  д ю ж и н у  ш е л к о в ы х  п л а т к о в  ( в п о с л е д с т в и и  о к а з а л о с ь ,  ч т о  п л а т к и  э т и  з а б р а н ы  у  в р а ч а  Л . ) .  П о л к о в н и к  с к а з а л  о д н о м у  с о л д а т у :  " Ч е г о  н е  п р и н о с и ш ь  м н е  с а п о г ? "  —  " С л у ш а ю с ь ,  г о с п о д и н  п о л к о в н и к " ,  —  о т в е т и л  с о л д а т ,  з а ш е л  в  с о с е д н ю ю  к о м н а т у , в з я л  и з - п о д  к р о в а т и  ж е л т ы е  с а п о г и  м о е г о  б р а т а  Л .  и  п р и н е с  и х  п о л к о в н и к у .  Фельдшер закончил свой рассказ следующим образом: "На основании всего этого я не гарантирую, что ваша квартира уцелеет и, вообще, это — форменная банда". Через час пришла Аладьина, рассказала обо всем происходившем у меня на квартире и изложенном выше, добавив, что за мной приидут два офицера, которым Савинков приказал не трогать меня и доставить меня на квартиру под своей охраной. — "Вы не бойтесь, я клялась честью и крестом, что вы беспартийный, и вас не тронут, можете смело итти. Вы его только называйте: "господин министр". — Вошли два офицера и пригласили меня. Я пошел с ними. По дороге офицеры просили указать где можно достать спирт. Когда мы пришли на квартиру, офицеры доложили обо мне Савинкову. Он просил несколько подождать. Через 5 минут он меня пригласил в комнату сестры Аладьиной. Сестра представила меня. "Очень приятно", — сказал Савинков. Он был очень хорошо одет — в русской гимнастерке, в немецких брюках, без шапки и оружия. Он попросил сесть. Между нами призошел следующий разговор:
Савинков: Моя фамилия вам, вероятно известна. Я — Борис Савинков: состою в партии с.-р. с 1902 г.
Я: Господин министр, вы были при Керенском?
Савинков: Да.
Я: Тогда я ваше прошлое знаю.
Савинков (предложил мне папиросу): Я извиняюсь, доктор, что вашу квартиру загрязнили, внесли некоторый беспорядок. Может быть, солдаты какую-нибудь мелочь забрали, но трудно уследить — нет хозяина; напрасно вы ушли из дома. Вчера с дороги мои офицеры попросили водки, и мы выпили немного вашего спирта. Я извиняюсь, все будет компенсировано вином и коньяком. Идут наши обозы, они привезут много всего. Я извиняюсь, доктор: у вас на столе стояла коробка из под сигар, в ней были разные мелочи, я их не трогал, но коробку взял; когда буду уезжать — верну.
Я: Ничего особенного в квартире не случилось. Если мелочи пропали, то это ничего. Я сам был на войне и знаю, что это случается, но я рад тому, что книги целы. Это все научные книги, и их теперь достать невозможно. Это для меня большая ценность, и я очень прошу, чтобы книги были сохранены.
Савинков: Будьте спокойны, доктор, ни одна книга из вашего дома не будеть взята. Доктор, вы являетесь представителем еврейской общины. Есть у вас здесь раввин?
Я: Есть ли духовный раввин, не знаю, но представителем еврейской общины является общественный раввин; при Советской власти эта должность была упразднена. Наш общественный раввин лежит парализованный около 2-х лет.
Савинков: До моего сведения дошло, что произошли некоторые эксцессы, но мы тут абсолютно не при чем. Еврейская пресса обычно начинает сейчас же писать и раздувать. Когда мы вошли в Пинск, там были 32 жертвына 20-тысячное население, а что об этом писала американская и английская пресса?
В это время в комнату вошел полковник. Савинков меня представил. Полковник сел. Я сразу узнал на нем сапоги брата. Савинков обратился к полковнику: "Сколько было жертв в Пинске?" — "32". — "А сколько там населения"? — "Двадцать тысяч". Савинков опять обратился ко мне:
— Видите, я не лгу. Мы даем всем свободу, без различия национальности и вероисповедания. У нас нет принудительного набора, наша армия состоит из добровольцев. Мы увеличиваем свои силы за счет красных, переходящих на нашу сторону. Каждый наш солдат идет с нами только до места своего жительства, а там мы его освобождаем. Наша армия растет, а Красная уменьшается, ибо переходит к нам; мы победим безусловно. К рождеству, не позже крещения, будем в Москве. Вы врач, но мы вас не мобилизуем; захотите у нас служить — пожалуйста. Передайте еврейскому населению, — ведь вы врач, вас все знают, -— что если у них остались коммунисты, пусть их выдадут. Мы всех коммунистов не вешаем, идейных мы вешаем, а примазавшихся мы оставляем в покое. Что касается советских служащих, то мы их не трогаем. Если не выдадут коммунистов и таковые будут обнаружены, то будет жестокая расправа с укрывателями. Скажите, доктор, кто остался из коммунистов в Мозыре?
Я: Я членом партии не состою и не всех знаю; по дороге из больницы сюда я не видел ни одного коммуниста и поэтому ответить не могу.
Савинков: Ночью происходили недоразумения, эксцессы, неприятности, но будьте уверены, все население будет компенсировано, только, чтобы не было передано прессе. В конце концов делали это не наши, а перешедшие на нашу сторону красноармейцы; наши же совершенно не виноваты. Мы вошли в город озлобленные. Под Романовной большевики дали нам бой, и представьте себе, что шедший впереди комиссар (он был убит) оказался евреем. Понятно, что, вступая в город, наши начали мстить. Ведь во всем этом виноват прапорщик Цейтлин: он должен был в город войти первый со своим отрядом и охранять еврейские лавки; у него большой еврейский отряд в 800 человек; он струсил и опоздал; я его обогнал на автомобиле, и поэтому все так случилось.
Я: Большевики пять раз занимали Мозырь, и ни разу не было грабежей, благодаря тому, что комиссары удерживали своих солдат. (Савинков ничего не ответил).
Савинков: Меня, доктор, обвиняют в антисемитизме. Помилуйте, какой я антисемит, ведь я женат на еврейке! Теперь, доктор, нельзя ли раздобыть немного спирта, я совсем не пью, но для офицеров нужно, у нас производство идет.
Я: Большевики увезли весь спирт, так что я не обещаю, — спрошу.
Савинков: Будьте любезны, мы вам коньяком уплатим. Может быть, вы переедете сюда, тогда мы вам освободим одну-две комнаты здесь.
Я: Подумаю.
На этом разговор кончился. Мы попрощались. Савинков на прощанье просил заходить. На второй день в больницу пришла сестра Аладьина и сообщила, что сейчас придут офицеры за спиртом; при этом сестра рассказала, что офицеры спросили Савинкова:  " Е с л и  н е  б у д е т  с п и р т а ,  п р и к а ж и т е  п о к о н  чи т ь  с  э т и м  ж и д о м ? "  С а в и н к о в  к р и к н у л :  " Н е  с м е й т е ! "  Скоро пришли офицеры; я им сказал, что спирта нет, дома у меня есть бутылочка с денатуратом, но взять его нельзя, ибо он отравлен ядом. Они его все-таки выпили. Через несколько дней Савинков созвал собрание евреев в гимназии; там была большая толпа евреев; я не вошел в гимназию и остался во дворе. Савинков вошел во двор, узнал меня и спросил меня, почему я не был на собрании. Я ответил, что был у больных. Он попросил зайти на квартиру. Я пришел. Тут, оказалось, был Балахович.
Савинков представил меня и предложил чай. Я поблагодарил и ушел. Перед отъездом Савинков запер квартиру и передал ключ прислуге. Были забраны инструменты и кой-какие вещи. Книги были полностью сохранены. Савинков оставил также коробку из под сигар. (Из материалов о Мозырьском погроме).

Помещение после погрома.
Дальше: V. Кровавые итоги погромного периода