Category: лытдыбр

Додо Чоговадзе. Царевна Будур и ее мужчины

Кадр из фильма «Волшебная лампа Аладдина». Додо Чоговадзе в роли царевны Будур | Фото: nastroy.net
Кадр из фильма «Волшебная лампа Аладдина». Додо Чоговадзе в роли царевны Будур | Фото: nastroy.net

Актерская  судьба — дама капризная. Кто-то может сняться в нескольких десятках  фильмов и не произвести ни малейшего впечатления на зрителей, а кому-то  достаточно сыграть всего одну роль, чтобы его запомнили и полюбили. Мне  повезло. Режиссер Борис Рыцарев сделал щедрый подарок — увидел меня в  роли царевны Будур в киносказке «Волшебная лампа Аладдина».

— Фильм снимался на столичной Киностудии имени Горького, а вы жили в Тбилиси. Как вас нашли?

—  Тут есть целая предыстория. С детства я любила танцевать. Видя это,  родители отдали меня в хореографическое училище. Уверена, решающее слово  здесь сказала мама. Она посвятила себя семье, мужу, занималась домом,  моим воспитанием, всегда была рядом, опекала лет до шестнадцати.

Родители  не имели ни малейшего отношения к искусству. Папа Александр Чоговадзе  работал агрономом. Он — грузин, а моя мама Ираида Китаева — русская. Ее  семья во время войны приехала в Тбилиси в эвакуацию, да так там и  задержалась. Мама была настоящей красавицей, внешне походила на  американскую кинозвезду Аву Гарднер. Смотрю на ее фотографию и понимаю,  почему папа, увидев ее, потерял голову. Не стало препятствием даже то,  что она совсем не знала грузинского, а он почти не говорил по-русски.  Оба освоили языки друг друга позже. Русские женщины вообще самые  красивые в мире, никто меня в этом не разубедит.

Collapse )

Московская красавица Нонна Терентьева

Юнна Чупринина

Мало ли их было в советском кино, красавиц с несложившейся судьбой.  Терентьеву даже нельзя назвать актрисой одной роли, ведь звездного часа у  нее, по сути, не было: главные ее фильмы «Крах инженера Гарина»,  «Достояние республики» и «Бешеное золото» не сделали ее знаменитой.

Вокруг  ее имени ни одного громкого романа, никаких пикантных сплетен, разве  что совсем нелепые. И все же она была звездой. Терентьева умерла больше  20 лет назад, а ее по-прежнему пылко обсуждают на так называемом  народном сайте Кинотеатр.ру, куда писать может всякий желающий.  Например, так: «Наверное, самая аристократическая внешность в советском  кино была у Нонны Терентьевой. Светлая память. Очень жаль, что так рано  ушла».

«В самый пик зимы в Москву из Киева приехала студентка  Киевского театрального института Нонна Новосядлова и поступила  (перевелась?) в училище имени Щукина. Нонна была ошеломительно красива и  бесконечно сексуально аппетитна. Много позже, когда она стала известной  актрисой, красавицей, почти женщиной-вамп, у нее, пожалуй, не осталось  даже десяти процентов того sex-appeal`a, того магнита-динамита, какие у  нее были в ту замечательную зиму».

Это свидетельство актера Льва  Прыгунова относится к 1962 году. Говорят, в Щуку той поры ходили «на  Новосядлову» как на экскурсию — просто полюбоваться. А сама она была  вынуждена убегать из училища по черной лестнице — подъезд осаждали  надеявшиеся на ее внимание воздыхатели.
Collapse )

Звезда балета Сергей Полунин: «Я уже очень рано знал, что есть ангелы и демоны» (Die Welt, Германия)

Die Welt, Германия

© РИА Новости, Екатерина Чеснокова | Перейти в фотобанк

В  большом интервью немецкой газете «Вельт» известный танцовщик Сергей  Полунин рассказывает о своем мировоззрении, рассуждает, надо ли бить  толстяков, и каким должен быть настоящий мужик; объясняет, зачем  вытатуировал на груди портрет Путина, и почему предпочитает Россию  Украине. Хотите видеть плохого парня? Тогда я покажу вам настоящий  оскал, заявляет Полунин.

Collapse )


Голос до Франции доведет

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж 

В Опере Бастилии появилось новое лицо —  23-летний россиянин Михаил ТИМОШЕНКО. В 2016 году он дебютировал в  «Воццеке» Альбана Берга, а сейчас выступает в «Риголетто» Джузеппе  Верди. Французские критики называют Тимошенко одним из самых одаренных  молодых исполнителей и предсказывают ему большое будущее. С певцом  встретился корреспондент «Культуры». 

культура: Помимо голоса и  артистизма, поражает уверенность, с которой Вы держитесь на сцене.  Неужели не волнуетесь, выступая в одном из лучших театров мира?       
Тимошенко: Помню, как безумно боялся, когда выходил в «Воццеке». 

На сей раз волнение несколько стихло.  Понимаете, когда начинаешь трудиться в театре — неважно, какой величины,  — к нему привыкаешь. Тем более что почти два года я занимаюсь в  Академии Парижской оперы. Однако определенная робость всегда остается.  Как только трепет исчезает, значит, ушел творческий запал. 

Collapse )

Я просто устала всегда быть сильной

Окружающие хотят меня видеть сильной. Все время. Но правда в том, что в действительности я по-прежнему маленькая девочка... 

Устала все время быть сильной. Это усталость пронизывает и тело, и душу. Мне надоело притворяться, что все в порядке. Больше не хочу говорить, что у меня все отлично.

Всегда восхищалась независимыми и сильными людьми, но никогда даже  представить себе не могла, что стану такой же, как они. Но стала именно  такой.

Тем не менее у всего есть предел, и я достигла своего рубежа.

Долго держалась, старалась быть сильной как перед  окружающими, так и перед самой собой. И пока пыталась устоять на ногах,  жизнь наносила мне все больше ударов, отнимая у меня все, что любила.

У меня не было другого выбора, кроме как начинать все заново, но уже  более самостоятельной и сильной по сравнению с той, какой я была раньше.

Чувствую, что мне нельзя плакать. Чувствую, что не имею права  сломаться, потому что никто этого от меня не ожидает. Меня хотят видеть  сильной. Все время. Они просто привыкли ко мне такой, потому что я  никогда и никому не показывала свои уязвимые стороны.

В этом-то и проблема. Все дело в том, что им даже в голову не  приходит мысль о том, что меня может что-то сломить. Они считают, что я  не нуждаюсь ни в какой помощи. Что сильна и независима просто по своей  натуре.

Collapse )

«Всякому приходилось сталкиваться с сомнениями, которые преследуют Эдипа»

Кристофер Мальтман об опере Джордже Энеску, о Мецмахере и Курентзисе, о звукозаписи и обнажении на сцене         

текст: Илья Овчинников 

Кристофер Мальтман в «Эдипе»© SF / Monika Rittershaus
Кристофер Мальтман в «Эдипе»© SF / Monika Rittershaus
Collapse )

Услышь меня, чистый сердцем!

Валентина Малявина

Валентина Малявина / х/ф Иваново детство
Валентина Малявина / х/ф Иваново детство

От автора

После телепередачи, которую сделали обо мне Е. Уфимцева и С. Варновский в своей программе «Театр + ТВ», одна моя приятельница спросила:
— Зачем ты о себе все рассказываешь?
Она имела в виду негативные стороны моей жизни.
— Зачем публике это знать, она все равно ничего не поймет.
Между тем, приятельница считает себя верующей.
— Конечно, существует и прилюдная исповедь, но она невыносима. Батюшке все поведать, и то трудно, — продолжала она.
Она права — это трудно.
Но исповедь необходима. Не только для исповедующихся, но и для  слушающих. Это очищение для тех и для других, и чем больше аудитория,  тем значимей исповедь.
После телеэфира я получила множество писем, где, в свою очередь, люди рассказывали о себе.
Передачу повторяли дважды — уже по просьбе зрителей.
После нее ко мне обращались люди на улице, в транспорте — везде. И до  сих пор я окружена вниманием незнакомых мне женщин и мужчин, которым  хочется поделиться своими житейскими невзгодами. У Федора Михайловича  Достоевского, не помню дословно, но есть такая мысль: «Не забывайте,  несмотря на свои горести, что кто-то снизу стучится к вам и просит о  помощи. Ему еще хуже. Протяните ему руку и не печальтесь о себе».
Вот основная тема моей книги. Ее название «Услышь меня, чистый сердцем!» явилось ко мне во сне.

Collapse )

Валентина Викторовна ШТЕЙН: «Жестокий век в удел достался мне»

Мы решили рассказать историю замечательной калининградки Валентины Викторовны Штейн, чья жизнь просится не только на Доску почета или в книгу из знаменитой серии «ЖЗЛ». Ее жизнь, волею судьбы, принадлежит уже не только ей самой. В ней, как в зеркале отразились все трагические вехи 20-го столетия. Она – живой участник и свидетель страшного века, который для наших сегодняшних детей уже только редкие рассказы родных. А так важно, чтобы новые поколения Знали и Помнили…

Валентина Викторовна Штейн
Валентина Викторовна Штейн

Часть первая. Доктор из «бывших»

Семья Валентины Викторовны родом из Харькова.

Папа – инженер Виктор Штейн, занимался электрическим освещением города. Мама – Софья Штейн – преподавала французский в училище для девочек. Оба происходили из состоятельных еврейских семей, в свое время получили прекрасное образование, основным языком общения в семье был русский. Одним словом, семья Штейн – была типичной семьей российских интеллигентов, выходцев из просвещенной еврейской среды, образца конца 19 — начала 20 столетия. Родители с малых лет прививали единственной дочери вкус к учебе и труду. А происходило это все в очень непростое время.

Collapse )