Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

3 вещи, которые смерть помогла мне понять о жизни

«Живите так, как будто умрете завтра. Учитесь так, будто будете жить вечно»,  — Махатма Ганди. 

Я — священник в хосписе.

Забочусь о духовных потребностях умирающих и их семей. Делаю это,  находясь рядом с ними. Выслушиваю рассказы об их страхах, беспокойствах,  заботах, радостях и сожалениях. Я внимательно слушаю все, что они мне  говорят, и стараюсь понять, что они не говорят, и что по этому поводу  можно предпринять.

Collapse )


Додо Чоговадзе. Царевна Будур и ее мужчины

Кадр из фильма «Волшебная лампа Аладдина». Додо Чоговадзе в роли царевны Будур | Фото: nastroy.net
Кадр из фильма «Волшебная лампа Аладдина». Додо Чоговадзе в роли царевны Будур | Фото: nastroy.net

Актерская  судьба — дама капризная. Кто-то может сняться в нескольких десятках  фильмов и не произвести ни малейшего впечатления на зрителей, а кому-то  достаточно сыграть всего одну роль, чтобы его запомнили и полюбили. Мне  повезло. Режиссер Борис Рыцарев сделал щедрый подарок — увидел меня в  роли царевны Будур в киносказке «Волшебная лампа Аладдина».

— Фильм снимался на столичной Киностудии имени Горького, а вы жили в Тбилиси. Как вас нашли?

—  Тут есть целая предыстория. С детства я любила танцевать. Видя это,  родители отдали меня в хореографическое училище. Уверена, решающее слово  здесь сказала мама. Она посвятила себя семье, мужу, занималась домом,  моим воспитанием, всегда была рядом, опекала лет до шестнадцати.

Родители  не имели ни малейшего отношения к искусству. Папа Александр Чоговадзе  работал агрономом. Он — грузин, а моя мама Ираида Китаева — русская. Ее  семья во время войны приехала в Тбилиси в эвакуацию, да так там и  задержалась. Мама была настоящей красавицей, внешне походила на  американскую кинозвезду Аву Гарднер. Смотрю на ее фотографию и понимаю,  почему папа, увидев ее, потерял голову. Не стало препятствием даже то,  что она совсем не знала грузинского, а он почти не говорил по-русски.  Оба освоили языки друг друга позже. Русские женщины вообще самые  красивые в мире, никто меня в этом не разубедит.

Collapse )

Московская красавица Нонна Терентьева

Юнна Чупринина

Мало ли их было в советском кино, красавиц с несложившейся судьбой.  Терентьеву даже нельзя назвать актрисой одной роли, ведь звездного часа у  нее, по сути, не было: главные ее фильмы «Крах инженера Гарина»,  «Достояние республики» и «Бешеное золото» не сделали ее знаменитой.

Вокруг  ее имени ни одного громкого романа, никаких пикантных сплетен, разве  что совсем нелепые. И все же она была звездой. Терентьева умерла больше  20 лет назад, а ее по-прежнему пылко обсуждают на так называемом  народном сайте Кинотеатр.ру, куда писать может всякий желающий.  Например, так: «Наверное, самая аристократическая внешность в советском  кино была у Нонны Терентьевой. Светлая память. Очень жаль, что так рано  ушла».

«В самый пик зимы в Москву из Киева приехала студентка  Киевского театрального института Нонна Новосядлова и поступила  (перевелась?) в училище имени Щукина. Нонна была ошеломительно красива и  бесконечно сексуально аппетитна. Много позже, когда она стала известной  актрисой, красавицей, почти женщиной-вамп, у нее, пожалуй, не осталось  даже десяти процентов того sex-appeal`a, того магнита-динамита, какие у  нее были в ту замечательную зиму».

Это свидетельство актера Льва  Прыгунова относится к 1962 году. Говорят, в Щуку той поры ходили «на  Новосядлову» как на экскурсию — просто полюбоваться. А сама она была  вынуждена убегать из училища по черной лестнице — подъезд осаждали  надеявшиеся на ее внимание воздыхатели.
Collapse )

Звезда балета Сергей Полунин: «Я уже очень рано знал, что есть ангелы и демоны» (Die Welt, Германия)

Die Welt, Германия

© РИА Новости, Екатерина Чеснокова | Перейти в фотобанк

В  большом интервью немецкой газете «Вельт» известный танцовщик Сергей  Полунин рассказывает о своем мировоззрении, рассуждает, надо ли бить  толстяков, и каким должен быть настоящий мужик; объясняет, зачем  вытатуировал на груди портрет Путина, и почему предпочитает Россию  Украине. Хотите видеть плохого парня? Тогда я покажу вам настоящий  оскал, заявляет Полунин.

Collapse )


Голос до Франции доведет

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж 

В Опере Бастилии появилось новое лицо —  23-летний россиянин Михаил ТИМОШЕНКО. В 2016 году он дебютировал в  «Воццеке» Альбана Берга, а сейчас выступает в «Риголетто» Джузеппе  Верди. Французские критики называют Тимошенко одним из самых одаренных  молодых исполнителей и предсказывают ему большое будущее. С певцом  встретился корреспондент «Культуры». 

культура: Помимо голоса и  артистизма, поражает уверенность, с которой Вы держитесь на сцене.  Неужели не волнуетесь, выступая в одном из лучших театров мира?       
Тимошенко: Помню, как безумно боялся, когда выходил в «Воццеке». 

На сей раз волнение несколько стихло.  Понимаете, когда начинаешь трудиться в театре — неважно, какой величины,  — к нему привыкаешь. Тем более что почти два года я занимаюсь в  Академии Парижской оперы. Однако определенная робость всегда остается.  Как только трепет исчезает, значит, ушел творческий запал. 

Collapse )

Я просто устала всегда быть сильной

Окружающие хотят меня видеть сильной. Все время. Но правда в том, что в действительности я по-прежнему маленькая девочка... 

Устала все время быть сильной. Это усталость пронизывает и тело, и душу. Мне надоело притворяться, что все в порядке. Больше не хочу говорить, что у меня все отлично.

Всегда восхищалась независимыми и сильными людьми, но никогда даже  представить себе не могла, что стану такой же, как они. Но стала именно  такой.

Тем не менее у всего есть предел, и я достигла своего рубежа.

Долго держалась, старалась быть сильной как перед  окружающими, так и перед самой собой. И пока пыталась устоять на ногах,  жизнь наносила мне все больше ударов, отнимая у меня все, что любила.

У меня не было другого выбора, кроме как начинать все заново, но уже  более самостоятельной и сильной по сравнению с той, какой я была раньше.

Чувствую, что мне нельзя плакать. Чувствую, что не имею права  сломаться, потому что никто этого от меня не ожидает. Меня хотят видеть  сильной. Все время. Они просто привыкли ко мне такой, потому что я  никогда и никому не показывала свои уязвимые стороны.

В этом-то и проблема. Все дело в том, что им даже в голову не  приходит мысль о том, что меня может что-то сломить. Они считают, что я  не нуждаюсь ни в какой помощи. Что сильна и независима просто по своей  натуре.

Collapse )

«Всякому приходилось сталкиваться с сомнениями, которые преследуют Эдипа»

Кристофер Мальтман об опере Джордже Энеску, о Мецмахере и Курентзисе, о звукозаписи и обнажении на сцене         

текст: Илья Овчинников 

Кристофер Мальтман в «Эдипе»© SF / Monika Rittershaus
Кристофер Мальтман в «Эдипе»© SF / Monika Rittershaus
Collapse )

Torna a Surriento - Robertino Loreti


Интервью (фрагменты) Роберто Лорети на радио Эхо Москвы 10 ноября 2013 в передаче «Попутчики».
Ведущие:   Дмитрий Борисов, Александр Плющев

Д.БОРИСОВ: Что стало поводом для вашего визита на этот раз? 

Р.ЛОРЕТИ: Что тебе сказать? На самом деле, каждый раз все  вспоминают, что есть такой Робертино, и зовут меня, говорят «А давай-ка  позовем его». И вот я здесь. Я радостно принимаю эти приглашения  и всегда радуюсь – Россия, земля, которая дала мне так много, и вообще,  евроазиатская публика всегда очень меня любила и никогда мне не изменяла. Я, как отличное вино – чем мне больше лет, тем больше я набираюсь качества. И у меня до марта следующего года уже все расписано. Я готов ехать в Петербург 28 ноября, потом у меня будут шесть балтийских концертов, потом еще два концерта в Подмосковье. Кажется, что Новгород рядом с Москвой, тем не менее, там будут концерты. Между  тем, сейчас, 12 и 13 ноября, у нас два концерта здесь, в Доме Музыки.  Это Международный Дом Музыки, и я как раз здесь для этих концертов 12-13  ноября, все приглашаются. Я очень люблю с улыбкой вспоминать, люди меня  спрашивают: «Почему ты здесь?» Я говорю: «Ну, потому что мне нравится  встречаться со своими друзьями, дарить им свою музыку, и мне очень  приятно встречаться». Конечно, меня гладят кисточкой по пузу, мне  приятно. Я активный пенсионер, вот почему я здесь. Я не считаю себя  отдыхающим человеком.  

А.ПЛЮЩЕВ: Фантастика. Я слышал…  

Д.БОРИСОВ: Судя по всему, кстати, Роберто понимает русский, потому что он так реагирует.   

Р.ЛОРЕТИ: Я технически не понимаю русский язык, но я его кожей, так скажем, воспринимаю, да, кое-что по интонации понимаю.   

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вы, на самом деле, довольно активно гастролируете по России, и не первый раз, поэтому мы бы не удивились,  если бы вы начали понимать. Или даже, может быть, говорить с прекрасным итальянским акцентом.   

Р.ЛОРЕТИ: Да-да, эти вещи, конечно, у меня запоминаются чуть-чуть. Последнее было – «маленький поцелуй». 

А.ПЛЮЩЕВ: Потрясающе. Это же у вас песня так называлась, поэтому вы знаете.   

Р.ЛОРЕТИ: Да, так и есть.   

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, что вы должны знать перевод названий  всех ваших песен на русском языке. Тем более, что часть из них –  географические названия. Это очень легко.   

Р.ЛОРЕТИ: Ну, их понимают и в Казахстане, в Киргизии, бывшие республики Советского Союза. Мои песни перешли все границы. Они известны как здесь, так и в скандинавских странах. А потом, например, летом  я никуда не езжу, я остаюсь в Италии. И десять лет я не ездил в Америку,  две недели назад как раз там побывал. И народ говорил – «Как это так  у тебя сохраняется голос все это время?» А я занимаюсь.   

А.ПЛЮЩЕВ: Скажите, пожалуйста, Роберто, а не завидуете ли вы  нынешнему поколению молодых артистов и молодых певцов, в распоряжении  которых есть такие фантастические технические средства, которых не было  в ваше время? Начиная, собственно, от средств звукозаписи и заканчивая,  там, телевидением и интернетом. Когда какие-то подростки в 12-15 лет,  Джастин Бибер, становятся популярными на миллионы людей сразу.   

Р.ЛОРЕТИ: Нет, конечно же, я не завидую. Время приносит свое,  все меняется. И, конечно, я бы сказал, что то, что меняется в худшую сторону – это то, что меняются чувства песен, все меньше я вижу слез умиления. Народ хочет смеяться и испытывать какие-то более жесткие эмоции. Я бы вот что хотел сказать. Моя популярность здесь в России перешла с севера, ведь я гастролировал по Скандинавии, когда был  маленький, и мои диски передавались через солдат. Однажды мой диск был передан в обмен на сигареты, в какой-то момент один северный солдат передал русскому солдату, и он сказал: «Мне неважно, как платить, я хочу диск чудесного младенца, который поет». И однажды вот так обменялись между собой русский и финский солдат. И так впервые через границу  во времена холодных отношений перешел мой голос. Тот же русский ночью,  было холодно, это был пограничник, сказал: «Я тебе дам три пачки  сигарет, дай мне еще три диска», и так вот среди русской армии  распространился голос Робертино. А потом был хитрец, который начал их размножать.  

Д.БОРИСОВ: Какая красивая легенда! Мне кажется, у каждого есть такая, да?  

Р.ЛОРЕТИ: И так я 46 миллионов копий потихонечку продал. И 19  миллионов в Европе. Потом, конечно, был дискографический центр,  но первые поставки произошли таким образом.   

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, мне кажется, здесь грех предъявлять претензии  советской пропаганде. Мне кажется, вас-то в Советском Союзе любили и на  уровне народа, и на уровне властей. Поскольку песни у вас были вполне  лирического содержания и хорошо воспринимались. Скажите, а как ваш  зритель, он рос, взрослел, мужал и так далее вместе с вами? Кто приходит к вам на концерты сейчас, какого возраста эти люди? 

Р.ЛОРЕТИ: Я вообще-то никогда не понимал, кто ходил, честно говоря. Я был маленький. А вот недавно я спел на площади, например,  в Ростове. Там огромная площадь, я пел там перед людьми, и там был и стар и млад, все собрались. Я такого количества людей никогда не видел. Я вообще приехал и сразу же прямо в джинсах стал петь, потому  что не успел переодеться, у меня не дошел багаж с вещами, я извинился,  что так перед ними предстал. 80% — это были молодые люди. И 30% — скажем  так, это люди, которые выросли со мной, они помнили, что я легенда,  но остальные – молодежь, они зажигали зажигалки со свечами, и казалось,  что это была процессия религиозная. Это люди, которые странным образом восприняли то, что им дало старшее поколение. Это то, что передавалось  от отца к сыну, от дедушки к отцу. Это те чувства, которые в какой-то  момент перешли от старшего поколения к младшему. И это чувство, оно  не меняется. К сожалению, в Италии и вообще в Европе эти вещи уже исчезают. <...>  

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот что хотел спросить. По вашему образу, вы не производите впечатление человека предприимчивого. И действительно, наверное, человек, который в столь юном возрасте снискал мировую популярность, можно было бы уже ничего и не делать, особенно если обладать какой-то предприимчивой жилкой и лет в 18-19  удачно вложить свои деньги. Но полное впечатление, что вы, ну, я не  знаю, я не смотрел, откуда вы родом, но полное впечатление, что вы простой человек из Неаполя, условно говоря.  

Р.ЛОРЕТИ: Я же чистейший римлянин, что вы говорите? Я потомок гладиаторов, да. Нет, на самом деле… А как вас зовут, простите?  

А.ПЛЮЩЕВ: Александр.   

Р.ЛОРЕТИ: Как мой брат. Я начал все с одного евро, тогда это была лира. И дошел до миллиона. Но это не изменило мое лицо. У меня нету  маски. Ты меня видишь, и вот я такой и остался. Тот, кто меня не знает,  может, мне завидуют люди, но я, в принципе, остался простым достаточно спокойным парнем. Я происхожу из семьи рабочей, это простая семья,  которая меня воспитывала в традициях труда, и то, что я заработал,  я исключительно все сделал все своими руками, мне никто не помогал,  я действительно голодал в детстве, у нас было десять человек – мать,  отец, мои братья и сестры. И я ценю жизнь такой, какая она есть,  именно с детства. Я имел всегда друзей, которые происходили из таких  же семей. И я всегда с искренними и простыми людьми дружил. Это была  прививка от гордости, так скажем. То, что хлеб, это хлеб, то, что вино,  это вино. Если я тебя действительно приласкал и сделал комплимент, это  то, что исходит от моего сердца. Этому я научился с детства. Если я тебя  посылаю, то я тоже хорошо тебя посылаю. То есть ты можешь быть каким  угодно королем, но я за две секунды пошлю тебя, куда надо. И мне неважно, миллионер или нет, в этот момент я тебе искренне выражаю свой гнев. Поскольку я вижу, если ты выражаешь свою гордыню, то у тебя нет  ни гроша в кармане, если речь идет о чувствах и об искренности.  Ты бедный душевно, в этом смысл. Я вырос в таких идеалах, и таков я.  

А.ПЛЮЩЕВ: Потрясающе. Не, мы немножко перевариваем обрушившееся на нас. 

Р.ЛОРЕТИ: А знаешь что, Александр, в художественной среде,  к сожалению, распространено вот что. Люди такие искренние, как я, очень часто надевают на себя маску, чтобы сохранить свое искреннее лицо. И я видел большие таланты, я даже не буду называть имена, они могли бы сделать больше, они пели от всего сердца и не шли на компромиссы, и мир их подмял под себя, и они должны были остановиться в какой-то момент. К сожалению, наш мир сделан вот из таких компромиссных ситуаций. И человек, к сожалению, всегда должен иметь какие-то дополнительные  практические качества и физическую силу и, может быть, как-то защищаться  психологически. А вообще мир художников, все, что связано с кино и где большие массы денег крутятся, к сожалению, ты должен себя защищать.  Одной искренности недостаточно. Я иногда отказывался даже от таких  вот богатых предложений, посулов от людей высокого ранга, я должен сказать, в Америке меня прямо зажимали и просили прийти, говорили: «Ты сделаешь бомбу, мы сделаем тебе миллионные залы». Я сказал: «В Америку  не поеду». Я должен быть рядом со своей матерью и со своими братьями.  Америка мне не понравилась. Иначе я бы закончил, как Элвис Пресли, который должен был спать со снотворным, каким-то образом включать себя таблетками, чтобы работать. Я в какой-то момент решил, что я не буду работать только ради денег. Я достаточно много заработал и всегда эти деньги отдавал семье, всегда помогал своим братьям. И мне удалось сохранить свое истинное лицо, я никогда не гнался за деньгами. Я, может быть, наплевал на высокие должности или на какие-то заоблачные посулы.  Мне 67 лет, и я могу сказать, что я человек, который живет спокойно.  Я пережил славу. Что мне еще нужно? У меня прекрасная семья, меня любят  мои трое детей. Я никогда не предаю друзей, я готов даже набить морду  за друзей, готов постоять горой. Я такой, к сожалению. Я защищаю малышей, защищаю слабых, и у меня не существует промежуточных тонов – либо белое, либо черное. Ты помнишь, когда я пел маленьким, ты помнишь, какой он у меня был голос? А я по знаку вообще-то весы. Но я уже могу быть скорпионом в некоторых ситуациях. Но иногда я должен показать человеку, чтобы он меня зауважал, какой я на самом деле. Показать свой  характер. Но я люблю ближнего, без ложной скромности должен сказать это.  Если я вижу его искренние пожелания, то я открываюсь сердцем. А если меня атакуют или начинают что-то гордо утверждать, то сразу же получат  от меня достойный ответ. И я поэтому не буду даже смотреть на его  положение.   

Д.БОРИСОВ: Вы заговорили о семье. А расскажите подробнее. Я понял, что совершенно не говорили о том, что сейчас.  

Р.ЛОРЕТИ: Итак, люди меня знают как художника. А как человека меня никто не знает. Сегодня мне хотелось немножко об этом говорить. Надо сказать, что я буду петь еще один или два года, может быть, а потом  все-таки уйду в спокойную жизнь. Люди, может быть, хотели бы слишком  рано меня отправить на пенсию. Я хотел бы сделать фильм о своей жизни,  биографический фильм, это было бы неплохо – подарить публике эту  историю. Итак, моя семья. Ну, давайте посмотрим. Скажем так, у меня было  две жены. Первая жена, великолепная женщина, к сожалению, я потерял ее,  она умерла рано. И это была проблема пьянства. И она умерла у меня  на руках. Мы были вместе 23 года, первые десять лет было счастье,  а последние 13 лет это был целый ад, потому что она попадала  в госпиталь. Но она мне подарила первую нашу дочь Норму, и от нее два  чудесные внука – Диего и Роберто, это уже мои внуки. Им сейчас 16 и 12.  И Франческо – второй мой сын от первого брака, ему 36 лет сейчас. У него были проблемы со здоровьем, он не пошел по моему пути, не стал петь,  но я его вытянул, он победил свои болезни. Он победил нехорошую болезнь,  9 лет мы этому посвятили, но сейчас все в порядке, он стабилен,  и благодаря божественному провидению все в порядке. Ну вот, через 23  года я почувствовал после ее смерти трехлетнюю пустоту, выросли мои  Норма и Франческо, и я чувствовал себя одиноким. Мне нравятся корни,  я люблю чувствовать себя связанным с семьей, я люблю каждый раз  возвращаться домой, ценности домашние для меня важны. Поэтому я встретил  следующую свою жену, вторую женщину в моей жизни, она была намного  моложе меня, 13 лет разницы. Это прекрасная миниатюрная женщина, она  стоматолог, занимается зубной микрохирургией, но у нее громадный мозг,  это великолепная голова. Она досконально знает, что должно происходить  в семье, держит под контролем все. Если бы я умер и родился бы в другой жизни, я бы хотел всегда быть рядом с ней. И я всегда бы ее хотел видеть  перед собой. Видишь, какой я. Потому что я пережил адские ситуации  и попал в рай. Сейчас я переживаю лучшие годы рядом с этой женщиной.  

Д.БОРИСОВ: А на сколько лет вы себя чувствуете?   

Р.ЛОРЕТИ: Да нет, я же очень молодой. Я остался, во-первых,  внутри таким же простым, как молодой человек, парень, мальчик. Я не  чувствую себя стариком. Черт возьми, я иногда смотрю на себя в зеркало и говорю: «Нет, 70 лет – что это такое?» Я встаю утром, например, борюсь  со своими… у меня кошки, собаки, я с ними играю, чудесный сад…   

Д.БОРИСОВ: 70… вы прям прибавили себе.   

Р.ЛОРЕТИ: 67, да, точно, спасибо, напомнил. Но я игрок, даже игрун, скажем. Люблю поиграть.   

Д.БОРИСОВ: Простите за занудство – почему 67, когда 47-й год, я пытаюсь подсчитать… 46-й?   

Р.ЛОРЕТИ: Я 46-го. А вот неправильно написали в российских данных, это октябрь 46-го года, поправьте, пожалуйста.   

Д.БОРИСОВ: Я смотрю в Википедии на всех языках, что 47-й год. Большая ошибка.   

А.ПЛЮЩЕВ: Но теперь у Википедии будет возможность сослаться на наш эфир и исправить.   

Д.БОРИСОВ: Да.   

А.ПЛЮЩЕВ: Чисто по правилам этого ресурса. 

Р.ЛОРЕТИ: И, пожалуйста, Лорети пишите с одним «т», потому что… Да, у меня Лорети – традиционная римская фамилия.   

А.ПЛЮЩЕВ: У нас русский язык, к сожалению, часто удваивает то,  что не удваивается в оригинале. Это, как бы, для подчеркивания нашего  уважения.   

Д.БОРИСОВ: Перевод, кстати, был более точным, чем ты сказал.  

Р.ЛОРЕТИ: Всегда хотят больше итальянизировать, он согласен.  Здесь мне вот что нравится. Вы вообще-то замолчали и дали мне волю говорить, мне очень нравится, я совершенно ценю такую свободу.  

А.ПЛЮЩЕВ:  Да как же тут не замолчать-то? Когда еще такой праздник придет?  Скажите, пожалуйста, опять же, я внешне смотрю, я вижу вас впервые,  и буквально мы полчаса или 40 минут разговариваем, и вот для меня вы,  конечно, абсолютно стереотипный такой итальянец. Как должен выглядеть  итальянец. Скажите, вы и спагетти, наверное, кушаете?   

Р.ЛОРЕТИ: Да, это так, и это видно. Я их готовлю и сам же и ем прекрасно. Я первый шеф-повар своей семьи. Надо сказать, что дядя моей жены был главным шеф-поваром Виктора Иммануила Второго. В моем ДНК  сохранились тоже поварские качества, мой отец тоже мне передал. Я очень  люблю хорошую кухню. Я вообще-то все готовлю, не только спагетти. Так что приезжайте. Особенно сладости. Но у меня есть большой магазин,  кафе-мороженое, там крутятся все мои сестры, мои внуки, шурины, деверя  и все родственники, которые готовы приходить вечерами. Если ты приедешь  в Рим, ты берешь билетик, номер, приходишь, и я зову по номеру 36 или 49  – и ты получаешь свою порцию великолепных сладостей.   

А.ПЛЮЩЕВ: Скажите, пожалуйста, адрес.    

Р.ЛОРЕТИ: «Чинечитта», рядом с Базиликой Дон-Боско, это самый  народный квартал Рима, 2,5 миллиона человек. Там делают кино. Это как  «Мосфильм» у нас. Там сделали огромные бомбы итальянского кино –  «Клеопатра». Это целая библия итальянского кино. Вот там вот как раз  мы обитаем.   

А.ПЛЮЩЕВ: Надо сказать, что многие наши слушатели бывают в Риме, судя по смс.   

Д.БОРИСОВ: Ты начал про спагетти, что-то хотел закончить явно.  

А.ПЛЮЩЕВ: Не-не.  

Д.БОРИСОВ: Я ждал подвоха, что ты сейчас начнешь спрашивать Роберто, какие у него связи с мафией.   

А.ПЛЮЩЕВ: Нет.  

Р.ЛОРЕТИ: Может быть, ругают нас, какие-нибудь нехорошие хулиганские выходки в смс? Читайте, не скрывайте.   

А.ПЛЮЩЕВ: Наоборот.   

Д.БОРИСОВ: Все очень сладострастно настроены, да. Все очень по-доброму.   

А.ПЛЮЩЕВ: Вот Дима спросил, я переведу с русского его вопрос.  Ну так вот, он тоже продолжает о стереотипах, и пока вы общались  с Надеждой, мы общались с Дмитрием, и вспомнили еще два итальянских  стереотипа – это футбол и мафия. Имеет ли вы отношение к какому-нибудь из них? Нет, ну мафия у нас и своя есть, конечно. 

Д.БОРИСОВ: Просто наши слушатели любят всякие заговоры. Они,  конечно, предположили тут же в Твиттере, что раз в Америку не ездили,  значит, наверное, вас туда не пускали просто. У нас сейчас модно не пускать в Америку.  

Р.ЛОРЕТИ: Давайте мы сейчас поставим все точки над i. Когда я был молодой… не знаю, вы смотрели «Крестного отца»?   

Д.БОРИСОВ: Да-да.  

Р.ЛОРЕТИ: Человек Марлон Брандо, который играет крестного  отца, он был боссом и был прекрасным моим другом. И я ему нравился  очень, он меня приглашал на все свои вечеринки. И я никогда не просил  у них денег. Но они там, а я здесь. Там был босс мафиозов, его звали Франсуа в Америке, и он мне говорил: «Ты мне нравишься, потому что ты ничего не просишь. Ты нас всех радуешь на всех наших праздниках, но ничего  от меня не хочешь – ни денег, ни защиты, ничего, крыши или рекомендации. Ты великолепный парень. Знаешь что, я тебе должен». Потом он умер и так далее, но я не хотел все-таки с мафиозиями иметь дело. Я сказал: «Нет, ребят, спасибо, мне как-то не очень нравится Америка». И я уже говорил это. Это был мой первый друг. Потом я узнал Гамбино, всех узнал. Но мафиозный мир с одной стороны, а я с другой. Я своими силами сделал все-таки то, что мне было в мире предложено судьбой. И поэтому мне иногда говорят криминальные вещи. Я расскажу один анекдот. Звонит мне один босс, я не скажу, кто это такой, и говорит: «Робертино, сделай мне одну любезность». Это был энный праздник, я там две-три песни спел, это был тоже один из великанов. Он мне говорит: «Ты когда в Рим поедешь? Ты мне должен привезти пачку из Неаполя». Речь идет о Чикаго, мафиози попросил привезти коробку конфет из Неаполя. А я говорю вот что: «Нет уж, давай я тебе не буду ничего привозить. Там внутри что-то особенное должно было быть положено?» Он имел в виду, что там внутрь можно, видимо, кокаин или что-то из этого положить. Это были специальные  медицинские препараты. На самом деле, это касалось беговых лошадей,  то есть это лекарство пришпоривало лошадь, и он тогда выигрывал. Вот эти вот вещи он должен был в коробке конфет привезти. А им нравилось играть на скаковых лошадях. И я сказал, что эти вещи не просите меня, давайте останемся на уровне уважения. Поэтому мы так и остались – я с одной  стороны, они с другой. Он сказал: «Ну если тебе что-то нужно, обращайся ко мне». Но я никогда не звонил больше. А сколько импресарио меня  обманывали! Я пел по 10-15 концертов, и никогда мне не платили. И там я всегда перешагивал через это и шел дальше. Они во мне ценили, конечно,  человека, человеческие качества. Во всех нас это самое главное.  <...>

Д.БОРИСОВ: Вы как-то мне рассказывали,  когда приходили в прошлый раз, что пишете книгу. Автобиография. Как дела с ней?  

Р.ЛОРЕТИ: Все уже готово, и надо сказать, что официально мы уже должны ее представить. Мне уже сказали, что мы готовы выйти к публике с этой книгой. А потом я по ней сделаю фильм. А потом – хватит  уже этих биографических штук. Если вы помните как хорошего парня,  который любил свою публику и особенно Россию, и любите меня многие годы,  и это будет такой биографический выхлоп последний – этот фильм, над  которым я как раз сейчас думаю. Книга – это как бы такой предварительный  итог. Я сказал своим продюсерам и финансовым директорам: «Не ждите, пока я умру, чтобы этот фильм сделать, давайте-ка вместе его сейчас сделаем». Этот фильм начинался бы так. Я седовласым начинаю рассказывать своим внукам историю, и дальше мы переходим к художественной части, и там играет мальчик. Ну, в общем, это мои воспоминания, которые рассказываю я сам. Это будет художественный фильм. И я увижу все свои и темные, и светлые вещи. Это не будет Сахар Сахарович только про сладкие моменты, но и волнительная история, и сентиментальная ситуация, которая будет трогать души. Это истина, прожитая моей жизнью. Я смогу это рассказать, я уже рассказал своим режиссерам об этом. Я сегодня не могу вам ничего прочесть, потому что начну плакать. Это серьезно, я сильно буду рыдать. Потому что я считаю себя человеком, который сохранил здоровые чувства. Я действительно могу сейчас переживать эти моменты. Я вспомню, как я потерял своих братьев, как умерла мать, и это все будет воспроизводиться. Там масса и комических моментов. Это будет  такой контрастный рассказ. И мне хотелось бы, я сейчас вот охватился  этой идеей сделать фильм. Ну, если нет, пошлю большой поцелуй всем. 

А.ПЛЮЩЕВ: А когда выходит книжка все-таки? И будет ли она на русском языке?   

Р.ЛОРЕТИ: Дело в том, что есть некоторые фрагменты, которые я уже даже видел в интернете. Но это от меня не зависит, и на русский  уже даже кто-то перевел кустарным образом, мне бы не хотелось об этом говорить, но официально мне бы хотелось все-таки ее продвинуть.  И вот в ближайшее время, я думаю, в 2014 году, это решится.   

А.ПЛЮЩЕВ: Ну отлично, приезжайте к нам представлять здесь книгу. 

Д.БОРИСОВ: И мы бы там уже заставили вас почитать нам фрагменты и посмотрели бы, как вы не только веселитесь и такой весь позитивный и оптимистичный, но, может быть, все-таки и грустным.   

Р.ЛОРЕТИ: С радостью, конечно, это было бы интересно. Давайте  договоримся и забьем эту встречу, и вы будете первые, кто услышит об этой новой книге. Мне, на самом деле, наплевать на коммерческие  вопросы и на бизнес, это то, что я хотел бы оставить как подарок, как мой творческий след. Я хотел бы, чтобы фильм, например, снимал русский режиссер, поскольку у русских режиссеров особая чувственность, чувство  боли или радости. Я вижу, что среди итальянцев уже мало людей, которые искренне относятся к кино, там очень много коммерческих вопросов. А я  хочу настоящего режиссера. Ну, скажем, Феллини уже не осталось. А он ведь переживал в своей жизни драматические ситуации после войны, все эти  вещи. И в России еще остались тонко чувствующие режиссеры. И я  бы хотел, чтобы этот подарок был, в частности, и русской публике, которая всегда была верна мне и которая ездила за мной. Я видел своих фанатов в Австралии, и в Америке ко мне пришли… мы были на концерте  в Мэдисон-сквер-Гарден, и пришли русские фанаты, рядом были мои важные коллеги. Они сказали: «Нет, нам эти ребята не нужны». Русский журналист сказал: «Мы не для вас здесь. Нас интересует Робертино Лорети», а там  были, может, более важные певцы, чем я, и все немножечко остались с открытым ртом. А я испытал, конечно, большую радость и удовлетворение.  И я тебе до завтрашнего утра буду рассказывать анекдоты о том, куда за мной пошли русские фанаты. Конечно, этот мой биографический подарок будет  и для России. Я уверен, что справлюсь.   

Д.БОРИСОВ: Светящийся изнутри человек у нас в студии.   

А.ПЛЮЩЕВ: Это да, фонтанирующий.   

Д.БОРИСОВ:  Мы обещали Роберто послушать песню на английском языке. Поскольку  отказать ему невозможно, давайте прямо сейчас это и сделаем. Это будет на английском.  
 

Р.ЛОРЕТИ: Это посвящение Марио Ланца. Мне хотелось бы рассказать этот момент. Дело в том, что Марио Ланца искал мальчика,  для того чтобы снять в своем фильме. Они знали, что есть чудесный  мальчик, который мог бы спеть с ним вместе в одной сцене в фильме «Идиоты», и должен был с ним спеть «Ариведерчи». Но в этот момент  у Робертино была очень высокая температура, это была тропическая  лихорадка, и мама не пустила его петь. И там нашли маленькую девочку  цыганку, которая с шарманкой в итоге исполняет песню с Марио Ланца.  Таким образом, он потерял шанс спеть с Марио Ланца, но песня осталась.  Я ее посвящаю Марио Ланца. «Be my love». 


Д.БОРИСОВ: Мы не поговорили совершенно о вашей встрече с Валентиной Терешковой. Хотели.   

Р.ЛОРЕТИ: Мне бы хотелось просто передать ей огромный привет.  Это как будто бы передать привет в космос. Я послушал сегодня ее голос,  для меня это была великолепная эмоция. Я просто послал ей поцелуй.  Потому что она ввела меня в космическое пространство. Это легенда.   

А.ПЛЮЩЕВ: Вам тут куча, конечно же, восторгов, всего-всего, с нетерпением ждут каждого вашего приезда, «проект «Возвращение  навсегда» — супер!» «Подписались на вашу книгу, надеемся скоро прочесть.  Здоровья, счастья». «Чао, Робертино, у меня и сейчас есть виниловые  диски с вашими песнями». И так далее.   

Р.ЛОРЕТИ: Всем большой привет, тем, кто написал и настроился на мою волну, мне очень приятно.   

А.ПЛЮЩЕВ: Люди благодарят и говорят, что придут на концерт. Давайте еще раз напомним, когда и где.   

Р.ЛОРЕТИ: Я жду кого-нибудь и надеюсь, что все придут на мои концерты 12-13 ноября в Малом зале Дома Музыки.   

Д.БОРИСОВ: Как много наговорил Роберто, я смотрю. Но, в принципе, да, есть слова, которые не нуждаются в переводе. Роберто Лорети, куча тем осталось, о которых мы не поговорили. Поэтому приходите к нам еще, мы будем рады. Мы, Александр Плющев, Дмитрий Борисов, отправляемся в Рим к базилике Дон-Боско, да? Навестить семью.   

Р.ЛОРЕТИ: Я вам сделаю великолепные сладости, от которых вы не сможете отказаться. Тирамису, конечно. Приходите.   

Д.БОРИСОВ: Спасибо. «Попутчики» в следующее воскресенье будут в эфире. Пока.   

Р.ЛОРЕТИ: Спасибо, до свидания.