Category: политика

Польша — Россия: нормализация отношений с помощью культуры (Rzeczpospolita)

Rzeczpospolita, Польша

© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

Несмотря  на продолжающуюся вот уже несколько лет холодную войну и заморозку  контактов на политическом уровне польско-российское культурное  сотрудничество продолжается, пишет Rzeczpospolita. И рассказывает о выставке «Азбука польского дизайна» и других мероприятиях, проходящих в  Санкт-Петербурге.

Collapse )

via

Британия готовит после Brexit самые жесткие в Европе санкции для нарушителей прав человека

Власти Великобритании смогут использовать так называемую поправку  Магнитского к закону о санкциях и борьбе с отмыванием денег после  завершения процедуры Brexit. Об этом в статье для газеты The Telegraph написал глава британского МИДа Доминик Рааб.

"После того как мы выйдем из ЕС и установим контроль над нашими  собственными правилами введения санкций, наше правительство будет  применять положения "поправки Магнитского" к закону о санкциях", -  заявил министр.

По его словам, нарушители прав человека "в любой точке мира"  столкнутся с последствиями своих действий: их активы в Великобритании  будут заморожены, а въезд в эту страну будет запрещен. Рааб пообещал  принять меры для того, чтобы Британия не стала безопасным убежищем для  тех, "кто извлекает выгоду, пытая других".

Глава британского МИДа добавил, что в начале недели посетил Канаду и  ознакомился с опытом этой страны, которая приняла "закон Магнитского",  чтобы вводить ограничения на выдачу виз и замораживать активы  ответственных за грубые нарушения прав человека.

Британский парламент принял поправку, аналогичную американскому "закону Магнитского", в мае 2018 года.  Помимо введения ограничительных мер за нарушение прав человека она  также подразумевает раскрытие до 2020 года информации о тех, кто держит  активы под юрисдикцией заморских территорий Великобритании. Речь, в  частности, идет о Британских Виргинских и Каймановых островах.

Collapse )

Атлантический разлом. Грозит ли Западу раскол после Брексита и что ждет Украину

Спор Трампа и Макрона из-за пошлин может перерасти в торговую войну и расколоть западный мир
Спор Трампа и Макрона из-за пошлин может перерасти в торговую войну и расколоть западный мир

В мире грядет глобальная пертурбация: вчерашние союзники и противники  меняются местами. В то время как  углубляется раскол между ЕС и США, на  западе говорят о снятии санкций с России, а Великобритания на фоне  "брексита" дрейфует в сторону Америки.

Читать дальше...

Столько всклокоченных новостей...

В.С. Бушин

Владимир Сергеевич Бушин
Владимир Сергеевич Бушин

В  этот июльский день с утра интернет принёс столько всклокоченных  новостей, что при желании отозваться на них, право, вроде бы и не  знаешь, с чего начать. Но как верноподданный и законопослушный гражданин  России я обязан начать с новостей о президенте страны.

Так вот,  сообщается: он обвинил Обаму, что тот не выполнил договорённости об  Украине. Спохватился по снегу за грибами! Обама уже четыре года лежит в  халате на диване и блаженно смотрит по телевидению на дела рук своих на  Украине. Где ж обличитель раньше был? Когда эти договорённости Обама  нарушал, тогда и надо было должным образом на это отвечать. Сейчас в  ответ на угрозы нам президент говорит: «Ответ будет немедленным, и  притом не только по пусковым установкам, но и по штабам». Прекрасные  слова! Но, помня прошлое, например, запрос у Думы разрешения на  использование вооружённых сил за пределами страны, в Донбассе, — помня  этот запрос, оказавшийся пустышкой, люди не очень-то верят решительным  словам. Такой пустышкой оказались и договорённости с Обамой. Где тогда  был Лавров? О чём думали Матвиенко и Володин?

Collapse )

Неоантисемитизм

Александр Гордон, Хайфа

«Антисемитизм – это не только отвращение к евреям, но и серьёзная потеря для тех народов, которые, допуская его, теряют те преимущества, которые они могли бы получить от таланта и трудолюбия евреев. Надо надеяться – я говорю это как тот, кто не является евреем, - что человечество не должно и дальше так бездумно транжирить этот отнюдь не бесконечный потенциал человеческих достоинств» – писал Бертран Рассел в 1943 году во время Холокоста, в период, когда была уничтожена треть еврейского народа. Невзирая на критику антисемитизма английским философом, юдофобия не сходит с повестки дня в первом, втором и третьем мирах.

Что нового может быть в таком старинном явлении, как антисемитизм? Как ещё можно критиковать евреев? Они уже были определены как убийцы, отравители, эксплуататоры, махинаторы, захватчики, спекулянты, жестокие ростовщики, вредители, предатели. Невзирая на древнее происхождение антисемитизма, его хранят, поддерживают, модернизируют, подогревают и культивируют. Евреи не выходят из моды. Их «козни», то есть желание жить, творить, строить на Земле Обетованной вызывают волны ненависти. Сколько обвинений уже обрушено на евреев, но борьба с «дьяволом» продолжается и требует новизны методов.

8 ноября 1895 года Вильгельм Конрад Рентген открыл в Вюрцбурге (Бавария) знаменитые лучи. В университете Юлия Максимилиана Вюрцбурга работали 13 лауреатов Нобелевской премии по физике, химии и медицине. Однако Вюрцбург вошёл в историю не только благодаря успехам в науке, но и из-за еврейских погромов, известных как Хеп-Хеп, зачинщиками которых стали студенты местного университета. Во время академической церемонии толпа студентов атаковала старого профессора, недавно призывавшего предоставить равные права евреям. К студентам присоединились мелкие торговцы, конкуренты евреев по малому бизнесу. 2 августа 1819 года в Вюрцбурге толпа рабочих, ремесленников, торговцев и студентов врывалась в магазины, принадлежавшие евреям. Погромщики избивали евреев с криками «Хеп-Хеп, Смерть евреям!» («Hep-Hep! Jude verreck!» Глагол verreck – подохнуть - относится только к животным), грабили и разрушали магазины. Два еврея были убиты, примерно 20 ранены. Власти подавили беспорядки, чтобы предотвратить резню. Около 400 евреев города были вынуждены бежать и жили в течение нескольких дней в окрестных деревнях в шалашах, как их предки по выходе из Египта.

Погромы распространились на другие города и сёла Баварии, а оттуда в центр и на юго-запад Германии: Лемберг, Байрейт, Дармштадт, Карлсруэ, Мангейм, Франкфурт, Кобленц, Кёльн и другие города вдоль Рейна и на север до Бремена, Гамбурга и Любека. Из Гамбурга бежали сотни евреев, попросившие убежище в Дании. Всюду местное население было пассивными наблюдателями. Только в Гейдельберге два профессора местного университета и их студенты выступили на защиту евреев и сумели предотвратить погром. Таких преследований евреев не было со времён средних веков. 18 августа 1819 года писатель Фридрих Шлегель писал своей жене Доротее, крестившейся дочери еврейского мыслителя Моисея Мендельсона, о том, что происходящие события являются возвращением в тёмное средневековье. Знаменитому композитору, крещёному еврею Феликсу Мендельсону, внуку философа, было в 1819 году десять лет. Когда юный музыкант шёл по берлинской улице, юноша-христианин плюнул ему в лицо и сказал: «Хеп-Хеп, еврей!».

The Hep-Hep riots in Frankfurt, 1819. Репродукция: Johann Michael Voltz/Википедия

Погромные возгласы Хеп-Хеп произошли от латинского сокращения Hierosolyma est Perdita, (Иерусалим пал), передававшего возгласы римских солдат, осаждавших Иерусалим в 70-м году, и лозунг крестоносцев, выкрикиваемый ими во время крестовых походов. Погромы были реакцией на эмансипацию немецких евреев, которая укрепила их экономически, ускорила социальное развитие и содействовала мотивации евреев творить, богатеть, получать высшее образование и продвигаться в немецком обществе.

На протяжении еврейской истории во всех наветах и погромах все гонители признавали глубокую связь евреев с Иерусалимом. Антисемитизм видоизменялся - из религиозного он превратился в расовый. Фатум крови стал доминантой преследований, но связь народа с Иерусалимом, звучащая в молитвах, никогда не подвергалась сомнению.

1 апреля 1933 года нацисты осуществили свою первую общенациональную акцию бойкота еврейских предприятий и специалистов. В день бойкота штурмовики СА угрожающе стояли перед принадлежавшими евреям магазинами, предприятиями розничной торговли и офисами врачей и юристов. На тысячах дверей и окон была нарисована звезда Давида жёлтого или чёрного цвета. Везде были размещены плакаты: «Не покупайте у евреев!» («Kauf nicht bei Juden!»), «Евреи – наше несчастье!» («Die Juden sind unser Unglṻck!» - цитата из сочинения историка и члена рейхстага Генриха фон Трейчке) и «Уходите в Палестину!» («Geh nach Palӓstina!»). С этого бойкота начался Холокост, но даже нацисты признавали связь евреев с Землёй Обетованной.

В XXI веке бойкот стал популярной формой протеста против евреев в европейских странах, но он, как и в случае нацистов, оказался недостаточно эффективным методом борьбы с евреями. Организация ЮНЕСКО, организация ООН по вопросам образования, науки и культуры приняла 13 октября 2016 года резолюцию, отрицающую связь евреев с Иерусалимом, с Храмовой горой, со Стеной Плача. Как будто не было еврейских Первого и Второго Храмов в Иерусалиме. Римский император Тит, захвативший Иерусалим, разрушивший Второй Храм и изобразивший эти события на арке победы в Риме на Форуме, очевидно, действовал под влиянием сионистской пропаганды. Принятие резолюции ЮНЕСКО означает непризнание прав евреев на святые места Иерусалима. ООН в лице ЮНЕСКО учредила новый вид антисемитизма: евреи не имеют отношения к святым местам своей религии.

Резолюция ЮНЕСКО была принята подавляющим большинством голосов в соответствии с принципами демократии и ради демократии на «палестинских» землях. Арабо-израильская трагедия продолжается из-за «несовместимости» тканей, из-за несоразмерности шкал ценностей, именно из-за того, что зёрна демократии не прорастают на каменистой почве Ближнего Востока. Демократия на арабском Востоке – мечта Запада, его надежда и иллюзия. Она не может привиться и расти в арабской пустыне. Западное демократическое видение Ближнего Востока используется арабами как спекуляция и средство давления на «недемократический» Израиль. Демократия чужда арабскому Востоку и является миражем западного мира. Демократические методы нужны арабам не ради демократии, а для устранения евреев с карты Ближнего Востока.

В демонстрациях и революциях исламской весны, начавшейся в декабре 2010 года в Тунисе, Египте, Ливии, Йемене, Бахрейне и других арабских странах, толпа состояла из мужчин. Половина населения, женщины, не участвует в демонстрациях протеста и не требует предоставления равных с мужчинами прав. Демократия по-арабски не включает права женщин. При любых преобразованиях женщина на арабском Востоке остаётся бесправной. Демократические изменения в странах ислама, если возможны, то только для половины населения, а, значит, они не могут быть подлинно демократическими. ЮНЕСКО, организация по культуре, не замечает наличия демократической культуры в Израиле и её отсутствия в странах, проголосовавших за демонтаж еврейской культуры в её колыбели.

Запад занят безнадёжным делом – вестернизацией Востока. Тонко пишет о безнадёжности демократизации в странах ислама выдающийся историк-востоковед Бернард Льюис в книге «Кризис ислама» (2003): «Демократы оказываются в сложном, заведомо проигрышном положении. Находясь у власти, они в соответствии со своей идеологией, должны предоставлять свободы и права исламской оппозиции. Исламисты, придя к власти, не считают себя связанными подобными обязательствами. Наоборот, они считают необходимым подавлять всякую «нечестивую» и «подрывную» деятельность. Для исламистов демократия, выражающая волю народа, является дорогой к власти, но эта дорога ведёт в один конец».

Зелёный цвет ислама означает нелюбовь к живым существам неисламской ориентации. Ориентализм окрашивает демократическое общество густой зелёной, не выводимой краской. Демократия, по сути, должна быть многоцветной, интернациональной, мульти-религиозной, но она вынужденно зеленеет, ибо терпимость и уважение к иному заставляет её признавать как равного, говорящего с ней свысока и отчуждённо, нетерпимого к «неверным» и не признающего её ислама. Демократическое общество принимает выходцев из стран ислама и распространяет и на них свои законы. Пришельцы с Востока ставят законы шариата выше законов демократического общества. Запад стремится ассимилировать мусульман. Мусульмане отказываются ассимилироваться на Западе. Они стремятся приспособить Запад к себе. Мусульмане не считают себя равными христианам, евреям, буддистам, безбожникам, потому что они, согласно своим верованиям, правильнее, разумнее всех и ближе к Богу, к «правильному» Богу. Религиозные мусульмане верят, что они на верном пути к превращению в большинство на Земле. Верующие мусульмане не принимают равенство прав как ценность и, естественно, не борются и не будут бороться за права представителей других религий и наций, в том числе за права меньшинств. Демократия не в состоянии оросить ближневосточную пустыню, жители которой принимают демократическую влагу за огонь, сжигающий их самобытность и угрожающий сжечь вековые традиции исламского общества. Исламские страны отказываются жить по демократическим законам, но научились использовать демократию для борьбы с Израилем.

В книге «Рим и Иерусалим» (1862) Моисей Гесс писал: «Европейские народы всегда считали пребывание евреев в своей среде противоестественным явлением». Таким же противоестественным явлением считают мусульманские народы пребывание евреев в ближневосточной среде. Это не ново. Новизна в том, что Организация Объединённых Наций в лице её отделения по образованию, науке и культуре отрицает права одной из наций на её святые места в городе, к которому веками обращены молитвы этой нации. Так же поступает Совет Безопасности ООН, желающий передать суверенитет над святыми местами еврейской религии новообразованной нации и другой религии. Является ли резолюция ЮНЕСКО результатом недостаточного образования и недостаточной культуры организации, представляющей образование и культуру? Скорее всего дело не в недостатке образования и культуры, а в создании новой «культуры», нового антисемитизма.

Пятидесяти шести мусульманским странам мешает присутствие евреев в Иерусалиме. Кровавые наветы мусульман на евреев стали популярны на Ближнем Востоке в XIX веке. Мусульмане атаковали евреев как пьющих кровь мусульман в Дамаске (1840, 1848, 1890), Алеппо (1853), Каире (1844 и 1901-1902), Александрии (1870 и 1881). Массовые убийства евреев мусульманскими толпами зафиксированы в Марокко (Касабланка – 1907, Фес - 1912), в Алжире (Константин – 1934), в Адене – 1946, в Ираке – 1941, в Ливии (Триполи, Занзур, Зауйя, Фуссабер, Зилтаин - 1945), в Палестине (Иерусалим – 1920, Яффо – 1921, Хеврон – 1929, восстание 1936-1939 годов). Все враждебные действия арабов-мусульман против евреев происходили задолго до образования государства Израиль и его «оккупации» «палестинских» земель. Чуждые, пришлые, негармонирующие со всеобщей ближневосточной посредственностью, с необходимой исламской однородностью, процветающие израильтяне контрастируют с экономически, научно, технологически и культурно отсталой и переживающей кризис арабской цивилизацией. «Палестинская проблема» является прикрытием ксенофобской и расовой сути конфликта: арабский мир, по мнению арабов, должен быть однородным, чужой народ не должен жить на Ближнем Востоке. За всю историю «прогрессивного человечества» ни одна концепция не получала такого широкого международного признания, если в ней содержалась идея изгнания народа и уничтожения его государства.

1 марта 1944 года по радио Берлина иерусалимский муфтий Хадж Амин аль-Хуссейни, союзник Гитлера, призывал: «Арабы! Вставайте как один и боритесь за ваши священные права! Убивайте евреев, где вы только их ни найдёте! Это угодно Богу, истории и религии. Это спасёт вашу честь». Само существование евреев на арабском Востоке было в глазах мусульман незаконным. Нацисты осуществляли «окончательное решение» еврейского вопроса в Европе. Мусульманские страны хотят окончательно решить еврейский вопрос на Ближнем Востоке с помощью ООН. По требованиям последователей устроителей и планировщиков массовых убийств евреев и кровавых наветов на них, «объединённые нации» разыгрывают антиеврейский гамбит, принося еврейские святые места в жертву хищным аппетитам стран, исповедующих священную войну – джихад – против всех не мусульман. Неоантисемитизм – это детище ООН.

10 ноября 1975 года Генеральная Ассамблея ООН приняла решение осудить сионизм как форму расизма и расовой дискриминации (резолюция № 3379). 16 декабря 1991 года Генеральная Ассамблея ООН отменила резолюцию №3379 (резолюция №4686). Невзирая на отмену антисионистской резолюции ООН, в последние три десятилетия начал развиваться новый антисемитизм. Он выкристаллизовался под давлением нефтяного ислама как оппозиция сионизму и государству Израиль. В основе нового, плохо замаскированного антисемитизма лежат антисионизм и демонизация Израиля. Демонизация евреев, якобы распявших Христа, заражавших колодцы с водой микробами тяжёлых болезней, использовавших кровь младенцев иной веры в ритуальных целях, составивших заговор по захвату власти над миром, дополнилась демонизацией государства Израиль.

Однако мусульманские страны не удовлетворились созданием нового антисемитизма. Они выдвинули суперновый антисемитизм. Он является попыткой выселения евреев с Ближнего Востока, из Иерусалима. Святой город трёх религий голосованием в ЮНЕСКО, а позднее и декабрьской резолюцией Совета Безопасности ООН, превращён в город двух религий. Этот бойкот еврейской религии предназначен для остракизма, для изгнания евреев с Родины. Антисемитизм обновляет себя инъекциями ненависти, которую мусульманский мир успешно импортирует в общество, считающее себя ответственным за развитие образования, науки и культуры. Организация ЮНЕСКО, специализирующаяся в развитии науки, принимает резолюцию, основанную на научном невежестве и ненаучной лжи. Она пасует перед раскалённой ненавистью и фанатизмом, гнездящимися на засушливой почве Ближнего Востока, стоящей на сети нефтеносных сосудов и над адской машиной тоннелей террора.

23 декабря 2016 Совет Безопасности ООН принял при воздержавшихся от поддержки Израиля США резолюцию, согласно которой Стена Плача, Город Давида, Еврейский квартал объявлены «оккупированными палестинскими территориями». В атаке на Израиль к исламским странам присоединились европейские христианские страны: Франция, Великобритания, Россия, Украина и Испания. Этот акт стал результатом редкого в нынешние времена, но нередкого в старое время союза мусульман и христиан против евреев. Англия, Франция и Испания, депортировавшие евреев в средние века, снова прикладывают руку к изгнанию евреев - на этот раз с их Родины. Англия и Франция, бросившие евреев на растерзание нацистам, присоединились к новым преследованиям евреев. Европейские демократии, беспомощные перед исламским террором на своей территории, решительны в борьбе с Израилем, отстаивающим свою безопасность. Россия, оккупировавшая больше территорий (нерусских народов), чем Римская, Персидская, Германская, Австро-Венгерская и Османская империи, читает мораль Израилю за его отстаивание прав на собственные, «библейские» земли. Россия и Украина, немало потрудившиеся над уничтожением евреев в царских, петлюровских и нацистских погромах, так не любящие друг друга, едины в осуждении Израиля и сотрудничают с палестинскими арабами в осуществлении их погромных замыслов.

Старый Свет склоняется перед исламом в уважительном и унизительном поклоне, не имея никаких шансов на ответное уважение. По меркам, установленным в западном мире, все конфликты можно решить, причём мирным путём. Но Запад есть Запад, а Восток есть Восток. Агата Кристи в мемуарах писала: «На Ближнем Востоке видимость и суть никогда не совпадают. Здесь привычные представления, правила поведения, житейские премудрости надо полностью пересматривать и всем учиться заново». На Востоке пишут и читают справа налево, на Западе – слева направо. Западные политики читают и пишут на Востоке, как на Западе. Они хотят заставить Восток жить по западным правилам переговоров, договоров, диалогов и уступок. Поскольку такое внедрение невозможно, они давят на Израиль, требуя от него тяжёлых уступок, с которыми мир ислама не согласится, ибо его устраивает только одна уступка - уничтожение Израиля. Построенные западными политическими архитекторами на песке дворцы мира и демократии уходят в песок ближневосточных пустынь. Перестроить Восток на западный лад Западу не удастся. Западная Европа и США не научились читать ментальные карты арабской ненависти. Вулкан разрушений и убийств в Сирии они считают менее опасным для «мира во всём мире», чем борьбу Израиля за существование. Попытки разорвать связь Израиля со святыми местами еврейского народа – это больше, чем возвращение в «тёмное средневековье», о котором писал Шлегель Доротее Мендельсон. Это преклонение перед современным исламским «средневековьем», не признающим прав человека и демократии, и оформленным в терминах соблюдения прав человека и святости демократических принципов. В прессе и резолюциях международных организаций пишутся фальшивые протоколы неоантисемитов, цель которых изоляция Израиля в мире, его бойкот, наложение экономических санкций, навязывание опасного для еврейского государства и благоприятного для его врагов решения, разрушение единственной демократии в джунглях Ближнего Востока.

(Расширенный вариант статьи,
опубликованной в приложении «Окна»

к газете «Вести» 1декабря 2016 года)

Источник

Гламурный антисемитизм «Летчицы» и налетчиков

Владимир Скачко

Когда на украинском ТВ «НашаНадя» Савченко появилась не в обычном своем виде (босиком и как бомжара), а в образе гламурной женщины-вамп в мейкапе и женственном прикиде зеленого цвета, я забеспокоился. Весна, знаете ли, и так бьет по головам сезонным обострением, а тут такие кардинальные перемены. И я не ошибся: Надю понесло на... евреев. В них она увидела корень зла, терзающего нэньку.

Свои претензии к известному народу Савченко высказывала неоднократно и вполне определенно, полностью подтверждая «орбитовскую» формулировку, что лучше жевать, чем говорить. Ей – точно!

Сначала во время одного из эфиров, где блистала Савченко, очень специфически «стурбованная» зрительница поинтересовалась у нее, что надо делать с «еврейским игом», которое пришло вслед за монголо-татарским, «москальским», польским и т. д. Надя неожиданно оживилась, согласилась со зрительницей и предложила «крепко думать». Когда же ее обвинили в бытовом антисемитизме, она решила оправдаться, и всем стало понятно, что лучше бы она этого не делала. «У нас 2% евреев, которые проживают в Украине, занимают 80% власти», – сформулировала она главный тезис. А потом, чтобы мало никому не показалось, расшифровала свой посыл: «Я ничего не имею против евреев. Я не люблю жидов... Я уже неоднократно говорила, что нет плохого народа. Есть плохие люди. Также есть украинцы, а есть хохлы, есть россияне, а есть кацапы, есть поляки, а есть ляхи». При этом «НашаНадя», прошедшая нелегкий путь от Героя Украины до «Путинской кобылы Кремля», добавила, что и она – «не антисемитка и не расистка», и Украину вряд ли можно назвать антисемитской страной.

Конечно, нельзя. Во-первых, где вы видели этот антисемитизм?!!! Это же чистая случайность, что только за последние дни в селе Петриков на Тернопольщине неизвестные осквернили нацистскими символами памятник жертвам Холокоста:

А в Одесской области, где в Белгород-Днестровском районе пару недель назад свалили стелу памяти жертв того же Холокоста, буквально на днях в селе Березовка Татарбунарского района просто страшным смерчем прошлись по еврейскому кладбищу, уничтожая и оскверняя уже могилы генетических «неукров»:

МИД Украины же четко назвал эти действия «спланированной провокацией, которая имеет своей целью расшатывание межнационального мира и согласия в Украине». И сам глава этого МИД Павел Климкин в «Твиттере» заявил, что «решительно осуждает акт вандализма против мемориала Холокоста» и что «провокации не повлияют на дружбу между украинским и еврейским народами». А раз Климкин это сказал, то все будет чики-пуки, все это знают: по всему миру идет слава о пунктуальной исполнительности этого человека и его настойчивости и требовательности насчет исполнения им сказанного.

Конечно, не повлияют. И зря так распинается посольство Израиля в Украине, когда пишет: «Призываем правоохранительные органы провести тщательные расследования последних инцидентов ...с целью самого быстрого привлечения виновных к ответственности в установленном законодательством порядке». Потому что, во-вторых, правоохранители сами знают, что им делать, когда в центре столицы убивают беглых иностранных депутатов, а под Харьковом взрываются склады, и сам гарант нации нарезает им задачи: «...Делом чести всех правоохранительных органов Украины, и служба (СБУ – Авт.) должна подставить свое плечо и помочь, является и раскрытие убийства вчерашнего, когда возле «Премьер-Паласа» был убит бывший депутат Госдумы России, главный свидетель по делу Януковича, и раскрыть убийство журналиста Павла Шеремета, и раскрыть вчерашнюю диверсию в Харьковской области (в Балаклее. – Авт.), это тоже дело военной контрразведки вместе с военной прокуратурой». Какие памятники? Вы это о чем? Детки шалят. Пошалят и перестанут...

В-третьих, и не фиг педалировать исключительно еврейский вопрос. Всем сейчас плохо. Идет декоммунизация, десоветизация и стремительное освобождение от проклятого наследия духовной, идеологической и культурной кремлевской навалы во главе с Институтом имени национального освобождения Вовы Вятровича, и сами украинцы не знают, кому памятники снесут, а кому установят. Упомянутого Вову-то давно никто не обследовал. И потому даже опытные врачи не могут на глазок установить, какой сегмент исторической несправедливости и в какой лобной части его чисто арийско-галичанского черепа сейчас волнует.

А значит, одинаково страдают все. Вон буквально на днях отпилили ногу коню на памятнике Николаю Щорсу. Какой породы был конь? Что это за фамилия Щорс такая, явно не чисто украинская, не трипольская и не арийская? Нужно разбираться – вдруг москали. И конь, и всадник...

Кроме того, известно же, что не только следы евреев и москалей сносят со светлого лика освобожденной украинской земли, которая идет в Европу, чтобы припасть к лону европейских и общечеловеческих ценностей, принципам толерантности и ЛГБТ-сообщества. «Клятых ляхов» тоже не жалуют свободолюбивые и национально возрождающиеся без должного медицинского присмотра укры. Только в текущем году за те же две последние недели были осквернены памятник польским профессорам, казненным гитлеровцами во Львове, мемориал памяти украинско-польского конфликта в селе Подкамень на Львовщине и памятник поэтессе-националистке русского происхождения Елене Телиге в Киеве. А еще раньше национально возрождающиеся варва… пардон, патриоты «отметили» мемориал памяти поляков в Гуте Пеняцкой...

И, наконец, в-четвертых, понятно же, что антисемитизм, особенно бытовой, в любой стране зиждется на трех «китах»: тупости (неумный пипл не может прохавать сказанное Маргарет Тэтчер о том, что в Великобритании нет антисемитизма, ибо британцы не считают себя хуже евреев), зависти (тупорылые считают, что евреи живут обязательно лучше них, и потому жаба давит) и стремлении переложить собственное лузерство и неудачи с себя на кого-то другого или третьего (дескать, засилье инородцев не дает жировать титульной нации).

Но какое отношение все это может иметь к украинской чисто арийской нации, которая провела революцию гидности, выбрала Европу, практически получила безвиз и очередной транш кредита МВФ, уничтожила насильно насажденную инородцами («жидами, москалями и ляхами») промышленность и индустрию, проводит медицинскую реформу и ведет бескомпромиссную борьбу с коррупцией, толерантно относится к педофилии и даже скотоложеству? Конечно, – настаиваю на этом!!! – никакого! А все, что украм и ариям подбрасывают со стороны, это, как сказал Климкин, одергивая свой знаменитый мятый пиджачок не по размеру, «спланированная провокация, которая имеет своей целью расшатывание межнационального мира и согласия в Украине». Откуда она, эта провокация и ее налетчики-исполнители? Да все оттуда – из Кремля, где бесчинствуют Путин и его буряты, раскосыми глазами «хыжо» взирающие на украинские успехи на пути в Европу. Завидуют потому что. Но Климкин-то точно знает, что «нам свойе робыть»...

Кроме того, всем же известно, что антисемитизм и стремление переложить вину на иностранцев появляются тогда, когда:

а) в стране все становится плохо и нужно искать кого-то виноватого – «ворога», который во всем и виноват;

б) когда поиски такого «ворога» приветствуются властями, которые хотят отвлечь внимание собственного населения на негодный объект и таким образом скрыть собственные провалы и неуспехи в управлении страной.

Но разве нужны украм и ариям враги в лице тех же евреев или поляков, когда у них есть «всим ворогам ворог» – «путинский Мордор», москальское чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй, как говорится. Именно оно породило «вату» и «колорадов», «сепаров» и «генетический мусор». С такими врагами никакие другие не нужны. И только последний «сепар» может думать, что украинские власти, абсолютно успешно ведущие к европейским зияющим высотам, поняли, что русских во «врагах» уже мало, что «москали» уже «биомассу не вставляют» и нужны какие-то новые отвлекалочки. Так может думать только самый последний глупый дурак, не получавший разъяснительно-вдохновляющие тезисы Министерства информполитики и его шефа «МинСтеця», которые все эти темы давно «обкашляли» и решили, что нужно думать украм и ариям, а что нежелательно...

...Вот так вот! А вы думали? Все четко! Все под контролем! «СУГС!» и «Аминь» практически в одном флаконе. И не верьте вы своим глазам! И никаким фотографиям. Когда такие катаклизмы на дворе, мало ли что может привидеться...

P.S. И, ясное дело, это путинская подстава – поведение грантоедческого Комитета избирателей Украины (КИУ), который на днях зачем-то определил пятерку (ТОП-5) украинских политиков-ксенофобов из бывших и нынешних нардепов (по нисходящей) – Олега Тягныбока, Надежду Савченко, Игоря Билецкого (кто это, по мнению КИУ, если среди нардепов есть Андрей с такой фамилией), Игоря Мирошниченко и Юрия Сиротюка. Они, по утверждению КИУ, и словом, и делом ксенофобски оскорбляли представителей нетитульной нации укров и ариев. Зачем это, если даже глава КИУ Алексей Кошель признает: фигня все это, нету ксенофобов в Украине. «Украинский политикум имеет достаточно низкий уровень ксенофобии, что свидетельствует о здоровой и толерантной громаде и обществе. Однако некоторые политики все же позволяют себе резкие заявления относительно тех или иных национальностей. В частности, это представители националистических партий, к которым на прошлой неделе присоединилась Надежда Савченко. Это политические карлики, по которым в полной мере нельзя характеризовать украинскую политическую арену», – написал он. И вдруг ТОП-5 ксенофобов. Видимо, все же Путин подкармливает и этих грантоедов, воду мутит и сеет межнациональную рознь. Неймется ему...

Источник


Palestrina

Гор ВИДАЛ: «Человечество склонно к самоубийству»

Гор ВИДАЛ (р. 1925) — писатель, США

«...Правая рука Шивы ударила в барабан. Танец вечности начался... Шива изгибался и поворачивался, прыгал и кружился; тем временем век Кали подходил к предсказанному концу... Когда танец вечности кончился, кончился и век Кали. Около четырех миллиардов мужчин, женщин и детей умерли. Не все сразу. Некоторые прожили примерно с неделю. Мы никогда не узнаем этого наверняка. В большинстве случаев смерть была быстрой — делом нескольких секунд, минут, иногда часа, проведенного в милосердном забытьи...»
Гор Видал. «Калки».

Как вы думаете, будут ли через сто лет люди читать книги одного из известнейших писателей XX века Гора Видала, и вообще будут ли люди читать?

Г. Видал. Я очень сомневаюсь, что в обозримом будущем читатели сохранятся. Аудио и видео уже заняли место книг. В восточных странах люди еще сохранили привычку читать, на Западе не читает никто. В Соединенных Штатах писатель — обреченная личность. Мы можем стать знаменитыми, но никто не будет помнить почему. Мы — просто имена, которые известны людям.

Чтение — это слишком сложный процесс. К тому же настоящей литературы не так уж много. Безусловно, сто лет назад читателей было гораздо больше. И они читали Тургенева, Чехова, Герцена. Сейчас другое время, однако хороших, талантливых писателей по- прежнему много. Но нет хороших читателей. Ведь хорошие чита тели должны получить хорошее образование. Состояние в этой сфере мне кажется несколько замороженным. Мы, как мамонты в Сибири: внезапно темнеют небеса, обрушивается снег, ветер, и бегущие мамонты замерзают. А неподалеку от них можно увидеть тигра. Это я. Неживой и неизвестный...

От авторов. Ну что ж. Литературный патриарх, обладающий мировой известностью. Живой классик, один из блистательной плеяды американских писателей второй половины XX века. Автор двадцати романов, каждый из которых становился бестселлером у интеллектуалов. Постоянный персонаж светских и политических хроник... Гулёна, уже к двадцати пяти годам подведший черту под первой тысячей своих краткосрочных и достаточно разнообразных любовных связей. И, судя по всему, опередивший в этом нехитром состязании своих ближайших друзей Теннесси Уильямса и Марлона Брандо. «Анфан террибль» — ужасный ребенок из семьи, принадлежавшей к верхам американского общества... Гоp Видал... С вершины своей славы, всеобщего признания Гоp Видал может позволить себе легкое кокетство по поводу себя — тигра неживого и неизвестного. Хотя на самом деле в чем-то он, увы, прав. Это поколения 60,70, отчасти 80-х, лишенные интернета и идиотизма глянцевых изданий, действительно стремились читать. Не Стивена Кинга, Ксавьеру Холландер или Фридриха Незнанского. Но Воннегута, Апдайка, Хемингуэя, Сола Беллоу, Нормана Мейлера, Генри Миллера или Гоpа Видала...

Видал очень скоро перестал быть в СССР неизвестным — его переводили. Он сказал нам, что почему-то его любил Брежнев. Вряд ли советский генсек хоть единожды прочитал строчку из Видала. Зато неглупые помощники генсека знали, что Видал пишет о своей Америке то, что думает...

Г. Видал. Гигантские корпорации, правящие Америкой и оплачивающие выборы, предпочитают, чтобы деньги шли в Пентагон, на войну. Перманентную войну для поддержания перманентного мира. Пятьдесят три процента нашего бюджета идет на военные расходы. Причем врагов мы сами себе выбираем. Создали так называемый Клуб врага на месяц — Норьега, Каддафи, Саддам Хусейн... Должен отметить, мы всегда выбираем слабых и маленьких. Но может настать время, когда врага будет сложно выбирать — никому не ведомо, что будет дальше. Думается, что именно так все и происходит в государствах, где отсутствует система, представляющая различные интересы. В России такой системы не было никогда. А у нас в Америке была. Пусть не слишком совершенная, но была. Мы ее потеряли в 1950 году, когда Гарри Трумен милитаризировал экономику. И вот уже полвека мы находимся в состоянии перманентной войны.

...Наркотики, теперь — терроризм. Если вы смуглы, носите бороду или надели тюрбан, этого достаточно, чтобы у вас были большие неприятности при посадке в самолет. У нас столько запретов и ограничений, и столько средств еще не использовано. Например, ядерное оружие. Поразительно, что мы дожили до XXI века и, если не считать Японии, не воспользовались им.

...Наше общество в большой мере подвержено цензуре. То же самое было и в Советском Союзе. Разница лишь в том, что наша власть была весьма разумной. А ваша власть, вы уж простите меня, — нет. Советская власть боялась того, что два человека, собравшись вместе, могут сокрушить страну. Наши этого не опасались. Наши считали, что пока разговоры не влияют на результаты выборов, люди могут говорить все, что угодно. Поскольку власть все равно контролирует телевидение, газеты, издание книг. Цензура в нашем обществе не была слишком явной, поэтому и не воспринималась так тяжело... Но я считаю, что начиная с Франклина Рузвельта, Гарри Трумена и по сегодняшний день, когда мы стали единственной мировой сверхдержавой, наша политическая система абсолютно коррумпирована. Мы потеряли правительство, представляющее интересы различных слоев общества. У нас было немного демократии, но сейчас ее нет совсем...

От авторов. Гор Видал — чеповек, нарушающий всяческие табу современного общества. Американский и мировой истэблишмент, признавая величие Гоpa, тем не менее весьма побаивается его и его образа мыслей, его влияния на общество. Потому что Видал — другой. Не из стаи. И это особенно ощущают в Америке, где он писал речи президентам Эйзенхауэру и Джону Кеннеди. Гдe публично послал брата Джона Роберта — тогда министра юстиции — очень далеко. «Лично я предпочитаю ущербную республику смертоносной империи», — пишет Видал в романе «1876 год». Подобные высказывания больно ранят властителей и политиков, одержимых имперскими амбициями, которые периодически, но безуспешно пытаются поставить на место звезду американской литературы. Гоp Видал отвечает им предельно откровенно. «Как и все политики, он продажен, но хуже других, потому что лицемер». Или: «Не было еще реформатора, в груди которого не билось бы сердце тирана» (Гор Видал, роман «Империя»).

Г. Видал. Империя основана на управлении народом помимо его воли. У американцев всегда были имперские тенденции. И с этим ничего нельзя поделать. В Соединенных Штатах есть местное индейское население, которое мы уничтожали или порабощали. Потом мы поработили чернокожих. Позднее приступили к захвату земель — части Мексики, Карибских островов, Латинской Америки. И к 50-м годам XX века мы владели ими. Конечно, в истории все меняется. Империи не могут существовать вечно. Но сейчас дела обстоят именно так.

В отличие от европейцев, американцы живут вне идеологии. Они могут быть выше, ниже определенной идеи, вообще не иметь ее. Хотя у нас есть так называемая «американская идея» — представление о том, какими должны быть семья и общество. Она была разработана еще в XVIII веке философом Дэвидом Хьюмом вместе с идеей либерального общества. Сегодня представления американцев об общественном устройстве довольно ясны и определенны. И одно из самых распространенных таково: если вы хотите создать республику, то не следует создавать империю. Однако мы создали империю и потеряли республику. Таково было решение Гарри Трумена. И он был не первым в истории. До него то же самое делали Тиберий, Август. Я долго шел к этим выводам, но я нахожусь в меньшинстве. Ведь многие не представляют, с чего начиналось наше государство, где лежат его истоки. Даже мне потребовалось тридцать лет, чтобы осознать все это и написать свои книги. Я стал критиком этой империи, так как родился в ее сердце и всегда понимал механизм ее действия.

Я был единственным писателем, кто глубоко размышлял и обдумывал судьбу своей страны с 1776 года до настоящего времени. И я, и моя семья находились внутри этой истории. Самое печальное состоит в том, что страна совершенно деполитизирована. Это плохо. Но еще хуже то, что она лишена исторической правды. Я называю это американской амнезией: ничего существенного не осталось, прошлого нет. Есть лишь серия мифов об Америке. И все эти мифы — неправда. У меня большие проблемы с газетой «New York Times». Я ее терпеть не могу. Она отражает позицию правящей олигархии. В этой газете будет напечатано все, что захочет власть. Но правду, историческую правду, мы опубликовать не можем...

В вашем романе «1876 год» есть примечательные слова: «Журналисты с такой крикливостью обнаруживают свои партийные пристрастия, что даже когда пишут правду, кажется, что они лгут или, того хуже, куплены с потрохами». Вы презираете журналистов?

Г. Видал. Только плохих.

Считаете ли вы, что нет правдивой и некоррумпированной журналистики?

Г. Видал. Это зависит от условий. Можно, не будучи коррумпированным, работать для «New York Times» над материалами, которые не представляют существенного интереса для читателей. Но для написания прочих материалов нужна большая смелость. Это и есть признак коррупции. Обобщая эту тему, я бы сказал, что в вашей стране есть опыт работы в условиях диктатуры. Диктатуры партии или личности. В моей стране правит империализм. У нас существует диктатура правящей олигархии, которая контролирует то, что мы должны знать. Это не означает, что у нас не может быть нашего «самиздата» или что мы вообще не можем высказываться. Просто люди боятся.

Что такое коррупция в вашем понимании? На какие сферы она распространяется?

Г. Видал. Нельзя сказать, что в Америке коррумпирована только журналистика. Это касается и политической системы.

Во время последней предвыборной кампании Буша и моего родственника Альберта Гора было израсходовано три миллиарда долларов на двоих в борьбе за пост президента. И, как было отмечено верховным судом, эти выборы были подтасованы. Но, несмотря на огромные расходы, половина американцев не голосовала ни за одного из двух кандидатов. Ну а если бы они проголосовали? Думаю, что никто не выбрал бы Буша и лишь немногие — моего родственника. Такая большая страна. Почему же у нас нет выбора? Да потому, что политика так организована и оплачена.

...Я думаю, что большинство президентов страдают паранойей. Они постоянно чувствуют опасность, потому что вокруг все время суетится охрана. Те же страхи владели и римскими императорами. Так что, думаю, состояние души императора сродни мыслям наших президентов. И еще они ощущают себя так словно попали в Лас-Вегас или приняли наркотик. Они знают, что могут потерять все, но не в силах прекратить игру. И потом, Белый дом — место особенное. Ты становишься хозяином жизни и смерти миллионов. Такое не проходит бесследно... Правда еще Никсон говорил, что президент американской внутренней политике не нужен. Все решают олигархи, промышленники. Поэтому президенты занимаются внешней политикой. И здесь они вполне в состоянии оставить достойный след в истории: отдать приказ разбомбить фармацевтическую фабрику где-нибудь в Судане, затеять маленькую войну в одной стране, побольше — в другой. С1941 года мы не объявляли войн, но воевали более 150 раз...

Вы заговорили об Альберте Горе. Нам показалось, что он побаивался вас и ваших взглядов?

Г. Видал. И это правильно. Так и должно быть. Малыш Эл — он амбициозный. Да еще и имя свое урезал для популярности. Вообще-то мы, Горы, с юмором, обаятельны, умеем обольщать женщин и мужчин... Я был не согласен с племянником, но под давлением семьи выступил в его поддержку и в газетах, и на телевидении. Уговорил своих друзей голосовать за него. Хотя знал, что все это безнадежно. Гоp, со времени его работы в конгрессе, абсолютный человек Пентагона, приверженец идеи «перманентной войны для перманентного мира». Он знает, что я не одобряю его взглядов, и это одна из причин наших разногласий. Однако по-человечески я отношусь к нему благожелательно, считаю его жертвой коррумпированной системы. Что он может сделать в этой ситуации? Либо выйти из системы, либо стать ее частью, тем, кого вы называете «аппаратчик».

Вы знаете это слово?

Г. Видал. Вce знают это слово!

От авторов. Гора Видала в оригинале зовут Юджин Лютер Кинг. Его дед — сенатор Томас Гоp — был основателем штата Оклахома. В знак признательности перед столь выдающимся дедушкой Юджин назвал себя Гоp Видал. И под этим именем вошел в историю литературы и политики. Дедушка — сенатор, папа — один из зачинателей американской гражданской авиации, прелестная Джекки Кеннеди — сводная сестра, «малыш» Эл Гоp — вице-президент, потом кандидат в президенты США — племянник Гоpa Видала. Совсем непростая, тесно связанная с историей и опутанная паутиной родственных связей биография. Видал стал безумно знаменит уже в 1948 году, когда свет увидел его первый роман «Джим», повествующий о нежных отношениях между двумя юношами. Дед мечтал для внука о карьере политика. Но внук написал что-то о гомосексуализме и стал в семье изгоем. Скандал был чудовищный — все-та ки шел 1948 год и нравы были еще не столь свободны, как ныне. Молодого писателя поддержал тогда Томас Манн. В дневниках Манна есть много теплых слов о Горе Видале. Но семья...

Впрочем, с того момента и на протяжении всей жизни Гор Видал своих именитых родственников, как и ближайших друзей, особо не жаловал...

Г. Видал. Томас Манн тогда меня очень тронул. Ему было семьдесят пять лет, а мне двадцать пять. После этого я прочитал почти все его произведения. Без него я вряд ли смог бы написать исторический роман.

Я вообще склонен к размышлениям. Иногда думаю о детстве, о людях, с которыми я встречался в начале жизни, или о приближающейся смерти. Вспоминаю отца. Я знаю, что говорю сейчас как русский, не правда ли? Именно так рассуждают русские. Кстати, я как-то по-русски суеверен. Думаю об отце, вспоминаю его, присоединяюсь тем самым к молчаливому ушедшему большинству и начинаю лучше разбираться в себе...

Вашими близкими друзьями были Трумэн Капоте, Теннесси Уильямс, Марлон Брандо. Вы вспоминаете этих людей сейчас, или это вам уже не нужно?

Г. Видал. Вы поймите, что старые люди немилосердны. Когда умирают другие, им безразлично. Когда ты молод, тебе не все равно. И когда молодые умирают, тебе не все равно. Когда же умирает старый человек, который к тому же пьет, принимает наркотики, я думаю — это счастье, что он ушел. Хотя прежде я со многими из них с удовольствием общался, они мне нравились.

Я просто заставил себя написать мемуары «Palom says». В вашей стране эта книга не вышла и вряд ли выйдет. Она о моей жизни в первые сорок лет. Я принуждал себя писать о людях, с которыми был знаком, вспоминал, что думал о них тогда. Ведь я живу сегодняшним днем. Хочу подчеркнуть — живу настоящим, а не прошлым. И писать о прошлом мне было очень трудно. Я стал писателем не потому, что избрал эту стезю. Быть может, с большим удовольствием я избрал бы путь политика, но я был рожден писателем и у меня не было выбора. Невозможно заниматься тем и другим одновременно. Писатель всегда должен говорить правду в той мере, как он ее понимает. Политик же, наоборот, должен ее скрывать. Один пытается лгать, другой — говорить правду. Эти два постулата вступают в противоречие. Немного найдется примеров успешного сочетания этих двух видов деятельности. Мне повезло, моя семья участвовала в образовании Соединенных Штатов с ХУШ века. Мои предки причастны к созданию Республики и Конституции. Я прожил удивительную жизнь и интереснешную эпоху в истории США...

В романе «1876 год» вы называете Джона Кеннеди своим другом. Могли бы вы рассказать нам об этом человеке?

Г. Видал. Об этом можно говорить долго. Кеннеди был очень привлекательным человеком, одним из умнейших людей своего времени. К сожалению, Джон мало знал Соединенные Штаты, так как его становление происходило в Англии, где его отец был послом. Джон был воспитан в аристократических традициях, и я воспринимал его как герцога Девонширского нашего времени. Кстати, позднее его сестра вышла замуж за потомка герцога Девонширского. Словом, Джон был настоящим аристократом, человеком блистательного ума и чувства юмора, широких и свободных взглядов на все в этой жизни, включая секс.

Кеннеди никогда не верил в мифы. Разве что придуманные им самим. И хотя он упорно предупреждал о надвигающейся опасности — «ужасном бремени», как он говорил, подразумевая коммунизм, — сам Джон не верил в это. Его представления о России — Советском Союзе в то время были достаточно полными для того, чтобы понимать, что русские никуда не идут. Правящие круги США хорошо скрывали от всего мира одну страшную тайну: они никогда не боялись Советского Союза — настолько мы опережали его по всем параметрам. Единственный раз, когда мир и мы были в опасности, — это во время Карибского кризиса. И хотя ракеты с ядерными боеголовками действительно представляли большую угрозу, все же мы были намного мощнее. Не помню точного соотношения ракет, но даже если бы СССР со стороны Кубы нанес первый удар, мы бы подняли всю нашу авиацию и сумели бы дать достойный отпор. Но, думаю, до этого все равно не дошло бы, так как Хрущев, увидев сложность ситуации, сразу отступил.

Таким образом, мы никогда не боялись России, но нам нужно было создать в народе образ врага, породить ужас — «русские идут, русские идут!». В духе страха в 50-х годах воспитывались даже дети. В школах их учили прятаться под парты в случае ядерного нападения русских. И все это несмотря на то, что наши лидеры хорошо понимали: реальной угрозы нет. Этот миф, естественно, негативно отразился на вашем образе, но он не украсил и нас.

Мы начали разговор о Джоне Кеннеди, а ведь Джекки Кеннеди была вашей сводной сестрой?

Г. Видал. Не совсем, у нас был один отчим.

Вы были близки с ней?

Г. Видал. О, да, и довольно долго. Мы общались в основном в 50-е и в начале 60-х годов. В детстве я ее не встречал, ведь, как я уже сказал, она не была моей сводной сестрой, у нас был общий отчим. Моя мама вышла замуж за ее отчима, и он стал и моим отчимом. Когда я уехал из родительского дома, мне тогда было шестнадцать лет, она переселилась в мою комнату. От меня ей досталось солидное наследство — куча рубашек, которые она долго потом надевала, когда занималась верховой ездой. Потом мы не виделись много лет, потом снова встретились и до 61-го года поддерживали хорошие дружеские отношения. А потом у меня случилась страшная ссора с Бобби Кеннеди, которого я всегда терпеть не мог. Естественно, Джекки пришлось встать на его сторону. И мы снова перестали общаться, хотя она и осталась в моей памяти как очень приятный человек.

Для Соединенных Штатов эпоха Кеннеди была Эпохой надежд, но сейчас, оглядываясь назад, понимаешь, что Джон сделал очень мало. А то, что он все-таки сделал, было весьма зловещим. Попытка войны в Лаосе и отказ от нее. Провал на Кубе. Крайне неудачная встреча с Хрущевым в Вене — Кеннеди фактически потворствовал Хрущеву в установке ракет на Кубе, что было просто глупо. Перед самой гибелью Джон начинает вьетнамскую кампанию. И все это за тысячу дней! Чересчур насыщенно, на мой взгляд. Поэтому нельзя считать Кеннеди великим президентом. На серьезные преобразования в стране трудно было рассчитывать, так как на выборах Джон победил с перевесом всего в 100 000 голосов. Говорили, что если бы он был переизбран на второй срок в 1964 году, то сделал бы много больше. Да ничего бы он не сделал. Кеннеди хотел стать президентом войны, но войны легкой, безопасной.

Был ли мистер Кеннеди реформатором?

Г. Видал. Нет, конечно, нет.

В вашем романе «Империя» вы пишете, что каждый реформатор имеет сердце тирана.

Г. Видал. Это не совсем мои слова. Мои герои никогда не высказывают моих воззрений. Я сочиняю героев, и они говорят о своих убеждениях. Только очень плохие писатели вкладывают в уста героев свои мысли. Если я хочу выразить свои мысли, то делаю это, выступая в роли эссеиста. В книге я кого-то процитировал, но не помню точно кого. В том же романе «Империя» есть и другая замечательная цитата. Она относится к периоду 1880 — 90-х годов, когда мы вступили в войну с Испанией, победили и в результате получили Филиппины. Это сделало нас самой могущественной страной в Азии. И один из моих героев — сенатор, реальное историческое лицо — тогда сказал: «Патриотизм — это последнее прибежище негодяев».

Но это сказал Лев Толстой...

Г. Видал. Он это сказал? Нy нет! А еще мы говорим о том, что нашу историю не фальсифицируют. Это было сказано задолго до Толстого. Сенатор Самуэль Джонсон это сказал. А потом кто-то добавил: «Если патриотизм — это последнее прибежище негодяев, то полагаю, что можно заменить слово «патриотизм» словом более современным: «реформа». Реформа — последнее прибежище негодяев...»

От авторов. В итальянскую деревушку Равелло, где уже тридцать лет живет Гоp Видал, добраться непросто. Сначала надо обогнуть Неаполитанский залив, потом по узенькой дорожке подняться на машине на высоту семьсот метров над уровнем Средиземного моря, что занимает часа полтора, и оказаться на вершине отвесной скалы, откуда открывается совершенно потрясающий вид. Здесь стоят три или четыре виллы. Одна из них, купленная три десятка лет назад, — дом Гоpa Видала, где он проводит шесть—семь месяцев в году, лишь ненадолго приезжая в США. Здесь, в Равелло, Видал пишет, смотрит CNN, получает факсы, письма, новые экземпляры своих книг, переведенные на все более или менее известные языки... Крайне редко принимает гостей, еще реже — журналистов, которые ему не нужны и не интересны. В Равелло Видал пишет свои эссе и комментарии, которые заранее, еще не опубликованные, приводят в ужас «хай сосайти» — высшее общество Америки.

Г. Видал. Человек должен где-то жить. Впервые я приехал сюда, в Равелло, вместе с Теннесси Уильямсом лет пятьдесят назад. Это было сразу после войны, мы прикатили на джипе, и это место показалось мне самым красивым из всех, что я видел. Да, еще и поужинать здесь в те годы можно было за гроши — прекрасная рыба, икра, вино...

Мой дом — тоже часть истории, он построен в 1925 году. Последний король Италии провел здесь некоторое время, прежде чем отречься от престола.

Господин Видал, в тоталитарном государстве люди преследуются по самым разным причинам — политическим, идеологическим и даже эстетическим и сексуальным. Это государственный фашизм или следствие консервативных представлений?

Г. Видал. Тотальный и постоянный контроль за всеми людьми — цель любого государства, как бы оно себя ни называло: либеральной демократией, монархией или как угодно. Тоталитарный инстинкт сам по себе — неотъемлемая часть государства. По крайней мере, тех государств, которые нам известны с незапамятных времен. А запреты всегда были одним из способов контроля над людьми. Например, запрещается однополый секс, нарушителям этого запрета грозит тюрьма. В тюрьму они и попадают в странах, где нет свободы секса, проституции и тому подобного.

Гениальным, в кавычках, шагом американских властей стал запрет на наркотики. А их нужно было легализовать. Это безусловно государственное дело, особенно в такой стране, как Америка. Ведь мы платим колоссальные налоги, но при этом у нас нет системы национального здравоохранения. Забота о здоровье нации выглядит весьма своеобразно: три процента взрослого населения США заключено в тюрьмы или, как их называют, исправительные учреждения. Это 6,6 миллиона человек — гораздо больше, чем в России. Многие из них были задержаны с марихуаной всего пару раз. Те, кто попался в третий раз, могут быть приговорены к пожизненному заключению без надежды на освобождение. На мой взгляд, это государственная тирания. Война государства против своих граждан. Долго радоваться жизни в такой стране невозможно.

Какие главные угрозы подстерегают человечество в будущем?

Г. Видал. Я думаю, во-первых, нехватка воды. Ну и затем, я полагаю, ядерное оружие все-таки будет использовано. Слишком велико искушение, а человечество ведь склонно к самоубийству...

(Читать дальше)