Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Стань свободным быстро: лекарство от страха

Люди всегда  мечтают найти некое лекарство от страхов и опасений. Страх появляется у  человека с младенчества. Ребёнок начинает плакать, когда ощущает, что  его мамы нет рядом. Он боится многих вещей, и когда подрастает. А когда  человек взрослеет, его главным страхом становится страх перед будущим и  неизбежным.

Collapse )

17 мудрых цитат Карла Юнга, которые помогут вам лучше понять себя

«Познание своей собственной тьмы — лучший способ научиться иметь дело с тьмой других людей». 

Знаете, что мне больше всего нравится в Карле Юнге? То, что он  был не только психологом и психоаналитиком, но и по-настоящему глубоким  философом-мыслителем. И для того, чтобы писать о том, что такое быть  человеком, прежде всего он пытался познать все аспекты себя самого.

Юнг был глубоко убежден в том, что все мы — духовные существа, и для  того, чтобы по-настоящему заглянуть в свою душу и понять, кто мы такие,  нужно установить действительно глубокую связь с самим собою.

Для кого-то эта идея оборачивается увлечением религией — они пытаются  найти утешение и спасение, обратившись к чему-то более великому, чем  они сами. Хотя это и далеко не всегда помогает человеку понять, кто он  такой (или, к примеру, кем он совершенно не является).

Как отмечено в одной из лучших биографических книг о Юнге, «Карл  Юнг был одним из создателей современной глубинной психологии, который  стремился установить плодотворный контакт с подсознательной энергией,  текущей сквозь каждого из нас. В его работах содержится множество  терминов и идей, используемых психологами по всему миру даже и сейчас (и  которые прочно вошли в лексикон многих людей, далеких от психологии):  комплекс, архетип, личность, тень, анима и анимус, типология личности,  толкование снов, индивидуация и многие другие. Он ценил и понимал на  очень глубоком уровне человеческую креативность и считал духовность  стержнем самой человечности».

Collapse )

Forever Юнг: эпистолярный роман

17 августа 1904  года в пол-одиннадцатого утра в швейцарскую клинику Бург-Хёльцли  поступила восемнадцатилетняя пациентка из Ростова-на-Дону — Сабина  Шпильрейн. Лечащим врачом девушки назначили восходящую звезду клиники,  молодого психиатра Карла Густава Юнга. Так началась одна из самых  известных и скандальных историй, связанных с зарождением психоанализа.

Collapse )


Как негативные новости искажают наше мышление

Austin Perlmutter M.D.
The Modern Brain

Три вида негативных новостей затрагивают когнитивные искажения, заманивая нас в негатив.

Смотрите, читайте или слушайте новости, и вы, скорее всего, уйдете с верой в то, что мир быстро погружается в катастрофу и хаос, хотя многие аспекты жизни значительно улучшились за последние несколько десятилетий. Воздействие последовательного, сенсационного пессимизма и негатива стало нормой для тех, кто следит за новостями.

Это важно, потому что исследования показывают, что то, что мы видим в новостях, может значительно повлиять на наше психическое здоровье. Хотя негативные новости могут влиять на наше мышление с помощью множества механизмов, одним из важных соображений является то, как они взаимодействуют с нашими когнитивными искажениями, сохраняя наше внимание ко всему, что идет не так, в то же время ослепляя нас ко всем хорошим вещам вокруг нас.

Вот три конкретных когнитивных искажения, которые активируются негативными новостями, чтобы держать нас в состоянии негатива, и как начать вносить изменения, чтобы разорвать цикл.

Collapse )

Блез Паскаль: «Чтобы сказать кому-то, что он не прав, сначала скажите ему, что он прав»

350-летнее характерное выражение философа, заставляющее людей поменять свое мнение, теперь подтверждается психологами.

   Quartz  |  Olivia Goldhill

Painting of Blaise Pascal made by François II Quesnel for Gérard Edelinck in 1691
Painting of Blaise Pascal made by François II Quesnel for Gérard Edelinck in 1691

Философ 17-го века Блез Паскаль, пожалуй, наиболее известен своим «пари Паскаля», который при первом формальном использовании теории решений утверждал, что вера в Бога является наиболее прагматичным решением. Но, похоже, у французского мыслителя тоже была склонность к психологии. Как указывает Brain Pickings, Паскаль изобрел самый эффективный способ заставить кого-либо изменить свое мнение, за столетия до того, как экспериментальные психологи начали формально изучать убеждения:

Когда мы хотим с выгодой исправить и показать другому, что он ошибается, мы должны заметить, с какой стороны он рассматривает этот вопрос, поскольку с этой стороны это обычно так, и признать эту истину ему, но открыть ему сторону на что это ложно. Он удовлетворен этим, поскольку видит, что не ошибся и что ему не удалось увидеть все стороны. Теперь никто не обижается на то, что не видит всего; но человек не любит ошибаться, и это, возможно, связано с тем, что человек, естественно, не может видеть все и что он, естественно, не может ошибаться в той стороне, на которую он смотрит, поскольку восприятие наших чувств всегда верно.

Паскаль добавляет:

Людей, как правило, лучше убеждать по причинам, которые они сами обнаружили, чем по причинам, которые пришли в голову другим.
Collapse )

Карл Юнг: почему нас бесят некоторые люди

Почему некоторые люди раздражают нас так сильно

Коротко разбираем, почему некоторые люди раздражают, что наше раздражение может рассказать о процессах, которые проходят внутри нас,  что такое проекция, каким образом работает этот механизм психологической  защиты и как всё это связано с архетипом «Тень», выделенным Карлом  Густавом Юнгом.

У швейцарского психоаналитика Карла Густава Юнга и писателя Германа Гессе можно найти поразительно схожие мысли относительно того,  почему некоторые люди раздражают нас так сильно. Вот пара показательніх цитат: 

«Если вы ненавидите человека,  вы ненавидите в нем что-то, что является частью вас самих. То, что не  является нашей частью, не беспокоит нас».

Герман Гессе, «Демиан»
  «Все, что раздражает нас в других, может привести к пониманию нас самих».

Карл Юнг
 

Как отмечают Гессе и Юнг, если кто-то говорит или делает что-то, кажущееся эгоистичным или грубым, а мы в ответ испытываем злость или  разочарование, значит, в этом опыте есть что-то, что может рассказать нам больше о нас самих. 

Это не значит, что другие люди не ведут себя аморально или что наше  суждение о таком поведении полностью безосновательно. Речь о том, что  наша негативная эмоциональная реакция на воспринятые недостатки других  людей отражает что-то, происходящее внутри нас. 

Collapse )

Карл Юнг: почему нас бесят некоторые люди

Теневой аспект личности и другие причины раздражения

Коротко разбираем, почему некоторые люди раздражают, что наше  раздражение может рассказать о процессах, которые проходят внутри нас,  что такое проекция, каким образом работает этот механизм психологической  защиты и как всё это связано с архетипом «Тень», выделенным Карлом  Густавом Юнгом.

У швейцарского психоаналитика Карла Густава Юнга и писателя  Германа Гессе можно найти поразительно схожие мысли относительно того,  почему некоторые люди раздражают нас так сильно. Вот показательная  цитата: «Если вы ненавидите человека, вы ненавидите в нем что-то, что  является частью вас самих. То, что не является нашей частью, не  беспокоит нас».  

Как отмечают Гессе и Юнг, если кто-то говорит или делает что-то,  кажущееся эгоистичным или грубым, а мы в ответ испытываем злость или  разочарование, значит, в этом опыте есть что-то, что может рассказать  нам больше о нас самих. 

Это не значит, что другие люди не ведут себя аморально или что наше  суждение о таком поведении полностью безосновательно. Речь о том, что  наша негативная эмоциональная реакция на воспринятые недостатки других  людей отражает что-то, происходящее внутри нас. 

Collapse )

«Все были причастны к ужасам». Юнг о лечении от нацизма

Архивное интервью швейцарской газете — сразу после войны

Через несколько дней после окончания Второй мировой войны, 11 мая 1945 года, в швейцарской газете Die Weltwoche («Мир за неделю») вышло большое интервью с Карлом Густавом Юнгом, основателем аналитической психологии. В нем он рассказал о корнях нацизма, объяснил зверства и пояснил, почему от этого так сложно будет избавляться. Приводим это интервью целиком.



Weltwoche: Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет огромные перемены в душах европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?


Юнг: Да, конечно. Что касается немцев, то перед нами встает психическая проблема, важность которой пока трудно представить, но очертания ее можно различить на примере больных, которых я лечу. Для психолога ясно одно, а именно то, что он не должен следовать широко распространенному сентиментальному разделению на нацистов и противников режима. У меня лечатся два больных, явные антинацисты, и тем не менее их сны показывают, что за всей их благопристойностью до сих пор жива резко выраженная нацистская психология со всем ее насилием и жестокостью. Когда швейцарский журналист спросил фельдмаршала фон Кюхлера [Георг фон Кюхлер (1881-1967) руководил вторжением в Западную Польшу в сентябре 1939 г. Он был осужден и приговорен к тюремному заключению как военный преступник Нюрнбергским трибуналом] о зверствах немцев в Польше, тот негодующе воскликнул: «Извините, это не вермахт, это партия!» — прекрасный пример того, как деление на порядочных и непорядочных немцев крайне наивно. Все они, сознательно или бессознательно, активно или пассивно, причастны к ужасам; они ничего не знали о том, что происходило, и в то же время знали.

Вопрос коллективной вины, который так затрудняет и будет затруднять политиков, для психолога факт, не вызывающий сомнений, и одна из наиболее важных задач лечения заключается в том, чтобы заставить немцев признать свою вину. Уже сейчас многие из них обращаются ко мне с просьбой лечиться у меня. Если просьбы исходят от тех «порядочных немцев», которые не прочь свалить вину на пару людей из гестапо, я считаю случай безнадежным. Мне ничего не остается, как предложить им анкеты с недвусмысленными вопросами типа: «Что вы думаете о Бухенвальде?» Только когда пациент понимает и признает свою вину, можно применить индивидуальное лечение.

Weltwoche: Но как оказалось возможным, чтобы немцы, весь народ, попали в эту безнадежную психическую ситуацию? Могло ли случиться подобное с какой-либо другой нацией?

Юнг: Позвольте сделать здесь небольшое отступление и наметить в общих чертах мою теорию относительно общего психологического прошлого, предшествовавшего национал-социалистической войне. Возьмем за отправную точку небольшой пример из моей практики. Однажды ко мне пришла женщина и разразилась неистовыми обвинениями в адрес мужа: он сущий дьявол, он мучит и преследует ее, и так далее и тому подобное. В действительности этот человек оказался вполне добропорядочным гражданином, невиновным в каких-либо демонических умыслах. Откуда к этой женщине пришла ее безумная идея? Да просто в ее собственной душе живет тот дьявол, которого она проецирует вовне, перенося свои собственные желания и неистовства на своего мужа. Я разъяснил ей все это, и она согласилась, уподобившись раскаявшейся овечке. Казалось, все в порядке. Тем не менее именно это и обеспокоило меня, потому что я не знаю, куда пропал дьявол, ранее соединявшийся с образом мужа. Совершенно то же самое, но в больших масштабах произошло в истории Европы. Для примитивного человека мир полон демонов и таинственных сил, которых он боится; для него вся природа одушевлена этими силами, которые на самом деле не что иное, как его собственные внутренние силы, спроецированные во внешний мир. Христианство и современная наука дедемонизировали природу, что означает, что европейцы последовательно вбирают демонические силы из мира в самих себя, постоянно загружая ими свое бессознательное. В самом человеке эти демонические силы восстают против кажущейся духовной несвободы христианства. Демоны прорываются в искусство барокко: позвоночники изгибаются, обнаруживаются копыта сатира. Человек постепенно превращается в уробороса, уничтожающего самого себя, в образ, с древних времен являвшийся символом человека, одержимого демоном. Первым законченным примером этого типа является Наполеон.

Немцы проявляют особенную слабость перед лицом этих демонов вследствие своей невероятной внушаемости. Это обнаруживается в их любви к подчинению, в их безвольной покорности приказам, которые являются только иной формой внушения. Это соответствует общей психической неполноценности немцев, следствием их неопределенного положения между Востоком и Западом. Они единственные на Западе, кто при общем исходе из восточного чрева наций оставались дольше всех со своей матерью. В конце концов они отошли, но прибыли слишком поздно, тогда как мужик (the mujik) не порывался освободиться вообще. Поэтому немцев глубоко терзает комплекс неполноценности, который они пытаются компенсировать манией величия: Am deutschen Wesen soil die Welt genesen [Приблизительный перевод: «Немецкий дух спасет мир». Это нацистский лозунг, заимствованный из поэмы Эмануэля Гейбеля (1815-1884) «Признание Германии». Строки из Гейбеля стали известны с тех пор, как их процитировал Вильгельм II в своей речи в Мюнстере в 1907 г.], — хотя они не чувствуют себя слишком удобно в собственной шкуре! Это типично юношеская психология, которая проявляется не только в чрезвычайном распространении гомосексуальности, но и в отсутствии образа anima в немецкой литературе (великое исключение составляет Гёте). Это обнаруживается также в немецкой сентиментальности и Gemütlichkeit [Уют, приятность], которые в действительности суть не что иное, как жестокосердие, бесчувственность и бездушие. Все обвинения в бездушии и бестиальности, с которыми немецкая пропаганда нападала на русских, относятся к самим немцам; речи Геббельса не что иное, как немецкая психология, спроецированная на врага. Незрелость личности ужасающим образом проявилась в бесхарактерности немецкого генерального штаба, мягкотелостью напоминающего моллюска в раковине.

Германия всегда была страной психических катастроф: Реформация, крестьянские и религиозные войны. При национал-социализме давление демонов настолько возросло, что человеческие существа, подпав под их власть, превратились в сомнамбулических сверхчеловеков, первым среди которых был Гитлер, заразивший этим всех остальных. Все нацистские лидеры одержимы в буквальном смысле слова, и, несомненно, не случайно, что их министр пропаганды был отмечен меткой демонизированного человека — хромотой. Десять процентов немецкого населения сегодня безнадежные психопаты.

Weltwoche: Вы говорите о психической неполноценности и демонической внушаемости немцев, но как вы думаете, относится ли это также к нам, швейцарцам, германцам по происхождению?

Юнг: Мы ограждены от этой внушаемости своей малочисленностью. Если бы население Швейцарии составляло восемьдесят миллионов, то с нами могло бы произойти то же самое, поскольку демонов привлекают по преимуществу массы. В коллективе человек утрачивает корни, и тогда демоны могут завладеть им. Поэтому на практике нацисты занимались только формированием огромных масс и никогда — формированием личности. И также поэтому лица демонизированных людей сегодня безжизненные, застывшие, пустые. Нас, швейцарцев, ограждают от этих опасностей наш федерализм и наш индивидуализм. У нас невозможна такая массовая аккумуляция, как в Германии, и, возможно, в подобной обособленности заключается способ лечения, благодаря которому удалось бы обуздать демонов.

Weltwoche: Но чем может обернуться лечение, если его провести бомбами и пулеметами? Не должно ли военное подчинение демонизированной нации только усилить чувство неполноценности и усугубить болезнь?

Юнг: Сегодня немцы подобны пьяному человеку, который пробуждается наутро с похмелья. Они не знают, что они делали, и не хотят знать. Существует лишь одно чувство безграничного несчастья. Они предпримут судорожные усилия оправдаться перед лицом обвинений и ненависти окружающего мира, но это будет неверный путь. Искупление, как я уже указывал, лежит только в полном признании своей вины. Меа culpa, mea maxima culpa! [Моя вина, моя большая вина (лат.).]

В искреннем раскаянии обретают божественное милосердие. Это не только религиозная, но и психологическая истина. Американский курс лечения, заключающийся в том, чтобы провести гражданское население через концентрационные лагеря, чтобы показать все ужасы, совершенные там, является поэтому совершенно правильным. Однако невозможно достичь цели только моральным поучением, раскаяние должно родиться внутри самих немцев. Возможно, что катастрофа выявит позитивные силы, что из этой погруженности в себя возродятся пророки, столь характерные для этих странных людей, как и демоны. Кто пал так низко, имеет глубину. По всей вероятности, католическая церковь соберет богатый улов душ, поскольку протестантская церковь переживает сегодня раскол. Есть известия, что всеобщее несчастье пробудило религиозную жизнь в Германии; целые общины преклоняют по вечерам колени, умоляя Господа спасти от антихриста.

Weltwoche: Тогда можно надеяться, что демоны будут изгнаны и новый, лучший мир поднимется на руинах?

Юнг: Нет, от демонов пока не избавиться. Это трудная задача, решение которой в отдаленном будущем. Теперь, когда ангел истории покинул немцев, демоны будут искать новую жертву. И это будет нетрудно. Всякий человек, который утрачивает свою тень, всякая нация, которая уверует в свою непогрешимость, станет добычей. Мы испытываем любовь к преступнику и проявляем к нему жгучий интерес, потому что дьявол заставляет забыть нас о бревне в своем глазу, когда мы замечаем соринку в глазу брата, и это способ провести нас. Немцы обретут себя, когда примут и признают свою вину, но другие станут жертвой одержимости, если в своем отвращении к немецкой вине забудут о собственных несовершенствах. Мы не должны забывать, что роковая склонность немцев к коллективности в неменьшей мере присуща и другим победоносным нациям, так что они также неожиданно могут стать жертвой демонических сил. «Всеобщая внушаемость» играет огромную роль в сегодняшней Америке, и насколько русские уже зачарованы демоном власти, легко увидеть из последних событии, которые должны несколько умерить наше мирное ликование. Наиболее разумны в этом отношении англичане: индивидуализм избавляет их от влечения к лозунгам, и швейцарцы разделяют их изумление перед коллективным безумием.

Weltwoche: Тогда мы должны с беспокойством ожидать, как проявят себя демоны в дальнейшем?

Юнг: Я уже говорил, что спасение заключается только в мирной работе по воспитанию личности. Это не так безнадежно, как может показаться. Власть демонов огромна, и наиболее современные средства массового внушения — пресса, радио, кино etc. — к их услугам. Тем не менее христианству было по силам отстоять свои позиции перед лицом непреодолимого противника, и не пропагандой и массовым обращением — это произошло позднее и оказалось не столь существенным, — а через убеждение от человека к человеку. И это путь, которым мы также должны пойти, если хотим обуздать демонов.Трудно позавидовать вашей задаче написать об этих существах. Я надеюсь, что вам удастся изложить мои взгляды так, что люди не найдут их слишком странными. К несчастью, это моя судьба, что люди, особенно те, которые одержимы, считают меня сумасшедшим, потому что я верю в демонов. Но это их дело так думать; я знаю, что демоны существуют. От них не убудет, это так же верно, как то, что существует Бухенвальд.