Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Как хранить деньги, чтобы их становилось больше. 10 важных правил

Существует немало примет, касающихся денег.  «Деньги любят счет», «деньги любят тишину», «деньги к деньгам» - говорят  нам мудрые люди, намекая на то, что к деньгам нужно относиться с особой  осторожностью, соблюдая определенные правила и законы. Данные правила  формировались веками и давно описаны приметами, которые действительно  работают, вне зависимости от того, верите ли вы в них, или нет. 

Давайте узнаем, какие денежные приметы помогают сохранить финансы и приумножить их. Взгляните на эти 10 правил.

1. Не спешите расставаться с деньгами

Деньги заряжают дом позитивной энергией, привлекают в него достаток, а  потому, даже если у вас имеется счет в банке, часть денег обязательно  должна храниться дома, в специально отведенном для этого месте. Если же  вы получили зарплату или вам возвратили долг, не спешите тратить  полученные средства. Обязательно принесите купюры в дом, дайте им  «переночевать» на своем законном месте хотя бы одну ночь, а уж затем  можете тратить по своему усмотрению. Это необходимо для того, чтобы дома  зарядился денежной энергетикой.

Кстати, если вас ожидает оплата коммунальных услуг, покупки и прочие  траты, берите из тайника ровно столько денег, сколько вам нужно. Носить  всю сумму с собой, на всякий случай, не рекомендуется. Такое правило  убережет вас от лишних трат, да к тому же вы не оставите жилище без  денег.

2. Храните деньги в подходящем месте

Collapse )

Мощное послание от Моргана Фримена: «Мне всегда было недостаточно…»

«Вы можете изменить свою жизнь буквально за несколько мгновений. Как бы хотел, чтобы кто-нибудь сказал мне эти слова, когда я был в вашем возрасте».                        

 Мне всегда было недостаточно…

«Мне 86 лет, и, к сожалению, я уже одной ногой нахожусь в могиле. У  меня миллионы в банке, но я не могу на них купить себе здоровье, чтобы  прожить дольше. У меня есть семья и миллионы поклонников по всему миру,  но сейчас я одинок.

И к моему смертному одру не пришли ни мои дети, ни жена, ни брат. Я  прожил свою жизнь неправильно и не хочу, чтобы это случилось с вами.

Если вы умеете слушать и готовы действовать, я могу помочь вам изменить свое будущее.

Вы можете изменить свою жизнь буквально за несколько мгновений. Как  бы я хотел, чтобы мне кто-нибудь сказал эти слова, когда я был в вашем  возрасте.

Деньги сами по себе не являются злом; это просто бумага с условной  ценностью, которая позволяет нам получать другие, по-настоящему ценные  для нас вещи.

Вы можете спросить: если деньги не зло, то что такое настоящее зло?

Зло – это бессовестное, навязчивое и безнравственное стремление к большему.

Зло – это бесконечная, бездушная и навязчивая погоня за горшком золота в конце некой радуги, которой не существует.

Зло получает ваше сердце и душу в обмен на финансовый успех, которого  вы хотите добиться любой ценой. Зло пытается купить себе счастье снова и  снова, пока все эти фальшивые миражи не растворяются.

Collapse )

Гетти Грин — ведьма с Уолл-стрит

Согласно статистике, богачи — самые жадные люди. Например в США каждый четвертый миллионер предпочитает покупать туфли дешевле $100. Что касается костюмов, то каждый десятый владелец крупного состояния стремится уложиться в $200. Половина из них принципиально не носят часы дороже $250, и лишь каждый третий миллионер ездит на машине моложе трех лет. Вам покажется, что это всего лишь милые причуды богатых людей, но порою дело доходит до клинических случаев! 

Генриетта Хаулэнд Робинсон родилась 21 ноября 1835 в городе Нью-Бедфорд, штат Массачусетс. Её родители — отец Эдвард Мотт Робинсон и мать Эбби Хаулэнд — принадлежавшие к Религиозному Обществу Друзей (квакеров), владели огромным китобойным промыслом и также получали гигантские прибыли за счет торговли. 

С двухлетнего возраста Гетти воспитывалась в доме своего деда — Гидеона Хаулэнда. Под его влиянием и её отца, а также, вероятно, из-за того, что её мать постоянно болела, она увлеклась бизнесом и начала читать финансовые газеты в 6 летнем возрасте. Когда Гетти исполнилось 13 лет, она стала семейным бухгалтером. В 15 лет она поступила в школу в Бостоне. 

Collapse )

Россия умирать будет молча, с блаженным выражением лица?

Наталья Румарчук

Почему 20-е будут для России страшнее 90-х – и почему мы еще будем спрашивать с завистью: "Ну чо там у хохлов?"

У русских есть ценное качество – умение выживать в кризис. В Гражданскую. В Отечественную. В 90-е.

Есть подспудное ощущение оптимизма – мы выживем всегда. Такой  жестокий естественный отбор оставил только особей с особыми навыками,  которые передали благоприобретенные качества новым поколениям. Мы имеем в  активе опыт выживания в 90-е – удачный, судя по тому, что мы живы,  находимся в зоне комфорта, имеем свободное время на Интернет и свободные  деньги на всякие гаджеты.

Мы – социальные оптимисты.

Социальные пессимисты исчезли в количестве нескольких миллионов голов  или выброшены из зоны комфорта. Мы ничего о них не знаем: кто в могиле,  кто в депрессивных селах и городках без Интернета и желания общаться с  живыми.

Но как мне кажется, наш оптимизм и наши навыки окажутся бесполезными в новой реальности, которая уже на подходе.

Эти навыки основывались на натуральном хозяйстве, стихийном обмене,  воровстве (не будем ханжами, оно позволяло выживать в буквальном  смысле). На способности мгновенно адаптироваться к любым отношениям и с  максимальной изворотливостью добывать, менять, торговать и т.д. В кризис  создавалась параллельная экономика, находившаяся вне контроля любой  власти, которая позволяла добывать скудные ресурсы. Не всегда  справедливо, не всем; но кто хотел – тот вертелся и при настойчивости  вкупе с удачливостью выживал.

Collapse )

Вопрос-ответ к материалу «Революция — на улицы, снайперы — на чердаки»



Добрый вечер Татьяна.

Читаю все Ваши статьи более года, а то и два. Вы сделали очень нужное дело, спасибо Вам. Как правило, у меня нет особо времени проверять то, что пишут на Вашем сайте. Просто доверяю. Но вот созрел вопрос даже и у меня.

В статье Революция — на улицы, снайперы — на чердаки говорится следующее:

...Кстати, уже по сложившейся традиции, каждая революция в России ознаменовалась финансовыми аферами семейства Ротшильдов. Кто-то помнит про долг в 140 квадриллионов долларов, повешенный в первые годы советской власти на РСФСР? Сталину пришлось прикрыть РСФСР и создать СССР...

Википедия: СССР был образован 30 декабря 1922 года путём объединения РСФСР, Украинской ССР, Белорусской ССР и Закавказской СФСР в одно государство.

Как Сталин мог что-то типа сделать в 22 году, когда он ничего не решал?! А Троцкий вообще был выслан из страны в 1929.

Что-то не состыковывается или я чего-то не понимаю. Либо кто-то повесил нам лапшу на уши, использовав Ваш сайт, либо прошу Вас как-то прокомментировать, как мне, читателю, относится к информации, которой я привык так доверять. Неужели надо обязательно все перепроверять и ничему и никому нельзя верить?!

Первый раз я усомнился в том, что нахожу на Ваших страницах. Очень прошу Вашей помощи, чтобы разобраться.

Еще раз признателен Вам за Ваш труд и Ваш удивительный сайт.

С уважением, А.

Т.В. Здравствуйте!

Попробую ответить коротко, насколько это возможно:

Почему в навешивании долгов РСФСР я обвинила именно Троцкого, ведь, процесс «переписывания чужих долгов» начался еще до него.

Троцкий и агенты Ротшильдов во Временном правительстве осуществили эмиссию керенок, расчетных знаков, совзнаков  и других денежных суррогатов через Госбанк России и вновь создаваемые институты РСФСР и нацбанк РСФСР.

После чего люди Троцкого в банке РСФСР, которых он привез с собой на пароходе из США и те, которых потом пригласил из Одессы, разогнали инфляцию, накачивая деньгами рынок. (Прямо, как в наши дни, глав. Бух. ЦБ с несколькими иностранными паспортами)

В результате их целенаправленных действий по манипуляциям с «новыми деньгами» и расчетными знаками, за буханку хлеба давали полмешка денег.

При этом, во всех документах, направлявшихся банками под его контролем в международные институты, указывалась привязка эмиссии этих новых денег, как ко всем активам России, к золоту, так и к курсу доллара и фунта. В результате, иностранным банкам, в основном  ротшильдовским, плюс варбурги-лейбы-куны-шиффы удалось через товарные поставки вывезти и аккумулировать колоссальный номинал обязательств России и РСФСР, из-за чего встал вопрос о суверенности РСФСР и ее полном залоге и банкротстве.

(В интересное время мы живем! Кто хочет понять тайные пружины государственного переворота февраля 1917 года, может изучить историю становления РСФСР на примере современной Украины, отслеживая только финансовые потоки, оставив за скобками борьбу с памятниками и прочую занимательную топонимику.

Сначала, иностранная финансовая «помощь» в виде кредитов МВФ и прочих долгов, которая заведомо будет разворована шайкой жуликов, дорвавшейся до власти, и немедленно вывезена обратно в западные банки. Для обеспечения беспрепятственного процесса «управления финансами», точнее, уже «управления долгами» Украины, прислана иностранка Н. Джересько, повесившая на Украину долг США в 180 трлн. долларов. Потом, объявление «широкой приватизации», требование к парламенту законодательно разрешить продажу земли иностранцам. И это требование, можете не сомневаться, Верховна Рада выполнит, это ж не требование законодательного закрепления «особого статуса» Донбасса!

И, завершающий этап — банкротство с распродажей за долги того, что еще осталось после приватизации.)

Чтоб избежать для РСФСР именно третьего этапа — банкротства, Ленин и Сталин приняли решение прервать преемственность обязательств и создать новое государство путем учреждения СССР вместо РСФСР, как наследника Российской Империи. (Российская Империя так же стала банкротом еще в 1913 году, когда закончился имперский траст 1612-1912 гг и корона Российской Империи, полученная от Ватикана («Романовы», т. е. приведенные к власти Римом) была обнулена по факту банкротства вместе с Ватиканом и, кстати, в рамках того траста Ротшильды также стали банкротами, потому им и понадобился Троцкий и фокусы с валютной чехардой, которую начал еще граф С. Ю. Витте, введя прямой золотой стандарт, а не весовой, как в других странах.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Витте,_Сергей_Юльевич

В 1899 году количество золота в обороте составило 451,40 млн рублей. Количество бумажных денег упало до уровня 661,80 млн. Количество золота в обороте по сравнению с 1898 годом увеличилось в три раза, а по сравнению с 1897 — в 12,5 раз. За 1900 год количество золота в обороте увеличилось ещё в 1,42 раза. Затем этот рост стабилизировался. В целом, за четыре года количество золота в обороте увеличилось почти в 18 раз. Количество же бумажной наличности уменьшилось в 2,175 раз.

Однако современники в целом негативно оценивали изменения в функционировании финансовой системы, вызванные отказом от биметаллического обращения.

Следствием перевода государственного долга на золотой рубль, правительство добровольно увеличило свой долг на 1,5 миллиона пудов серебра (на 1,6 млрд теперь уже золотых рублей или на 53% от прежнего объёма). [Выделено мной — Т. В.]

На 1897 год правительство имело 3 млрд рублей долгов, для оплаты которых серебром по курсу к золоту, существовавшему с 1810 года, 4 золотника 21 доли понадобился бы слиток серебра весом в 4.394.531 пуд (71.984.533,75 кг). Переведя 3 млрд рублей на новый золотой рубль по новому курсу серебра к золоту в 7 золотников, правительство добровольно увеличило «серебряный слиток» до 5.976.000 пудов (97.889.757,44 кг).

Уменьшение бумажной наличности имело следствием острый недостаток денежной массы в обращении у населения. В 1899 году количество денежных знаков из расчёта на одного жителя Российской Империи составляло 10 руб. (25 франков), в то время как в Австрии — 50 франков, в Германии — 112 франков, в США — 115 франков, в Англии — 136 франков, во Франции — 218 франков. Для сравнения приводятся цифры 1857 года, когда в России ещё не был совершён переход от натурального к денежному хозяйству, соотношение составляло 25 рублей (62,5 франка)

Про чехарду с расчетными знаками периода революции — см. здесь:

http://www.liveinternet.ru/users/woman_in_dreams/post301043270/

На «керенках» не было номеров серий, года выпуска, не было подписей управляющего и кассиров госбанка. Листы «керенок» поступали в обращение неразрезанными...

А документы об их эмиссии и котировке к золоту и валютам, тем не менее, тайно отправлялись за рубеж! Зачем бы это? Банкирам в коллекцию, или чтобы потом «предъявить» в судах с процентами?

Так Ротшильды с помощью других «сынов завета» создали здесь долги, чтобы повесить на нас и обнулять свои долги перед российским царством и троном рюриковичей-бикбулатовичей.

Кстати, и Керенский, и Троцкий получали в США хорошие пенсии от Ротшильда, на что безбедно жили в эмиграции. За какие заслуги?

Потом, когда Сталин подписал в Тегеране траст «Новый мировой порядок», и условные Ротшильды опять влезли в долги, они проплатили наших предателей и те вместе с Горбачевым и Ельциным возродили РСФСР и ЦБ РФ, записав их правопреемниками тех РСФСР и банка, что создал Троцкий. Таким образом, те 140 квадрлн. долларов долга, которые образовались от того, что тайно все деньги 1917-1924г котировались по тайному от народа курсу, вновь возникли в «освобожденной» по результатам холодной войны Российской Федерации и повисли на нас с вами...

Так что, строго говоря, первым дал отпор финансовым аферистам, действовавшим под крышей Троцкого В. И. Ленин, объявив отказ от оплаты царских долгов и долгов временного правительства.

http://www.liveinternet.ru/users/woman_in_dreams/post301043270/

Таким образом, благодаря проведению грамотной и четко рассчитанной финансовой политики за 2 года удалось полностью устранить ужасающие последствия финансовой анархии революционных лет и создать прочную финансовую систему, основанную на признанной и ценимой на международной арене денежной единице - советском червонце. Реформу начала 1920-х г.г. можно считать одной из самых успешных финансовых операций советской власти за всю ее историю.

Потом достигнутый успех закрепил уже И. В. Сталин, подписав в 1943 году в Тегеране траст Новый мировой порядок. По этой причине, прах одного уже выкинули из Мавзолея, а насчет второго всё никак не могут успокоиться.

Одновременно с налаживанием финансовой системы молодого государства, весьма успешной, Ленин со Сталиным придумали СССР и передачу части территорий РСФСР к УССР, чтобы исключить возможность регресса (чтобы новая РСФСР не совпадала в своих границах с РСФСР-должником).

Война России с Украиной необходима жуликам для того, чтобы восстановить РСФСР в прежних границах, но они ограничены по времени для предъявления регресса мартом 2018 года, отсюда и истерика.

С уважением, Татьяна

P.S. https://cont.ws/@pgo/768146

Земля Украины уже продана иностранцам



Вчера премьер-министр Украины Владимир Гройсман заявил, что продажа земли на Украине должна быть доступна только украинцам и в объёме не более 200 га земли на одного человека. На эту тему много говорят и пишут, ведутся дискуссии. А тем временем на Франкфуртской бирже продаются акции украинских агрохолдингов, на Украине же действуют агрокомпании, почти сплошь принадлежащие иностранцам.

И пока украинцы на майданах прыгали с криками: «Помни чужестранец: хозяин здесь – украинец!», украинские чернозёмы скупали западные инвесторы. Через три года после евромайдана внезапно выяснилось, что «житница Европы» находится на втором месте по площадям сельскохозяйственных земель, контролируемых внешними хозяевами.

Об этом говорится в исследовании международной независимой инициативы по мониторингу земли Land Matrix Initiative, партнёром которой в Восточной Европе выступает Национальный экологический центр Украины.

Согласно отчёту, под контролем иностранного капитала на Украине находится 2,4 млн га при общей площади сельскохозяйственных угодий в 42,7 млн га.



Больше Украины этот показатель только в Индонезии – 3 млн га. На третьем месте Россия – 2,35 млн га, территория которой значительно больше территории Украины. Также в лидерах по этому показателю Демократическая Республика Конго, Папуа-Новая Гвинея и Бразилия.

В целом на первую пятёрку стран для инвестирования в землю (Индонезия, Украина, Россия, Папуа-Новая Гвинея и Бразилия) приходится 46% общей площади купленных сельхозугодий.

При этом львиную часть украинских земель – 2 млн га – контролируют всего семь компаний с иностранным капиталом, а одна только корпорация NCH Capital (США) контролирует сегодня земельные угодья общей площадью свыше 400 000 га.

Корпорация NCH Capital начала скупать украинские земли ещё на заре независимости – в 1993 году. За последние десять лет эта компания систематически брала в аренду небольшие участки земли (от 2 до 6 га) по всей Украине, укрупняя и объединяя их затем в большие фермы, действующие уже как промышленное производство. По данным одного из главных партнёров NCH Capital Джорджа Рора, такая аренда даёт компании право выкупить ныне арендуемые сельскохозяйственные земли, как только на Украине будет снят мораторий на продажу земли.

Главные хозяева украинской земли – это США, Китай, Кипр Дания, Германия, Россия. По мелочам что-то принадлежит эстонцам, французам, швейцарцам, австрийцам, но больше всего – американцам. Не зря ведь США затевали весь этот майдан – украинские чернозёмы того стоят.

Оклендский институт (Oakland Institute) сообщает: «В то время как Украина публично не позволяет использование ГМ-организмов в сельском хозяйстве, статья 404 договора ЕС, которая относится к сельскому хозяйству, включает в себя положение о том, что в целом осталось незамеченным: указывая, среди прочего, что обе стороны будут сотрудничать в расширении использования биотехнологий». Как заметил Майкл Кокс, директор по исследованиям инвестиционного банка Piper Jaffray, «Украина и в более широком объёме Восточная Европа, являются одними из наиболее перспективных рынков роста для продажи сельхозмашин гиганта Deere, а также для производителей ГМО-семян Monsanto и DuPont»».

Ещё вариант использования украинских земель – выращивание рапса, который истощает почву.

Начальник отдела Украины Института стран СНГ Валентина Гойденко  объяснила механизм, по которому земля, полученная всеми украинскими крестьянами, постепенно сконцентрировалась в собственности нескольких иностранных хозяев. «На Украине началось то, что потом назвали «распаёвыванием» земель, то есть земли делились паями между участниками бывших колхозов, совхозов. Даже сельские учителя получили какую-то землю, – говорит Гойденко. – Но наступило время её обрабатывать, а техники нет. Тогда её стали сдавать в аренду и создавать так называемые артели или общины. Потом появились зарубежные доброхоты, которые стали скупать вот такие вот арендные хозяйства скопом.  И таким образом стали образовываться большие агрохолдинги».

Оклендский институт (The Oakland Institute) сравнивает ситуацию на Украине с румынской. «Если всё будет происходить так же дальше, то румынский сценарий повторится и на Украине: в Румынии все земли находятся под контролем иностранных компаний».

Валентина Гойденко считает, что владение украинскими землями –  это «прекрасная возможность управлять огромной территорией так, как это будет угодно не Украине и её народу, а Западу».

Соб. корр. ФСК
Источник: www.fondsk.ru


Сергей Глазьев: мы отдали свое будущее в чужие руки



Юрий Пронько: 25 лет, четверть века. Очень серьезный срок с точки зрения жизни конкретного человека. А уж с точки зрения жизни конкретной страны, в данном случае нашего с вами Отечества, имеет огромное значение. Но стоит ли радоваться, есть ли успехи?

Сергей Глазьев: Самое главное – нам нужно извлекать уроки из ошибок. Мы, к сожалению, не учимся ни на своих, ни на чужих. В свое время Китай начал реформы одновременно с нами, с той же идеей перехода к рыночной экономике. Сегодня он стал страной номер один. Тогда, 25 лет назад, Китай производил продукции в 2 раза меньше нас, а сегодня – в 5 раз больше.

И когда мы начинаем сравнивать нынешнюю ситуацию с тем, что было в Советском Союзе, начинаются всякие фантазии у апологетов проводимой политики. Говорят, что страна чуть ли не разваливалась сама собой, что все было плохо, был тотальный дефицит, на полках магазинов не было ничего… и прочие эмоциональные, даже лживые утверждения. Они мешают нам разобраться в сути того, что происходило и понять, что же нам делать дальше.

Ю.П.: Давайте ретроспективно тогда рассмотрим. Многие, особенно молодое поколение, вообще не в курсе того, что происходило 25 лет назад. Было принято решение начать «рыночные реформы»…

С.Г.: Идеологически мы решили переходить к рыночной экономике. И нам навязали некую модель переходной экономики. Даже в статистике появилась формулировка «переходные экономики»: были экономики развитых стран, развивающихся, а вместо социалистических экономик появились переходные. И эта ложная на самом деле философия, привела к тому, что мы зашли в тупик.

Судите сами: 25 лет — действительно очень большой срок. После великой октябрьской революции через 25 лет страна, начинавшая с гражданской войны, с хаоса, с практически полного прекращения производства — оно тогда упало практически до нуля… А 1942 год – это уже Сталинград. В Сталинграде мы победили самую крупную армию в мире. Практически шло сражение со всей объединенной Европой. Не было тогда еще никакого второго фронта, ни весомой помощи союзников. То есть мы в одиночку были поставлены в ситуацию, когда против была вся экономическая и военная мощь Европы, и немцы не смогли ничего сделать, потому что за 25 лет была создана фактически новая экономическая система — более эффективная, более мощная. Способная выдавать огромный прирост производительности труда при необходимости. И она показала себя более эффективной в тот момент.

Поэтому 25 лет — очень большой срок. Тем более если мы живем в переходной экономике. В Советском Союзе было модно сравнивать с 1913 годом. Мы можем пойти по этому же пути. И тогда для нашего молодого поколения можно будет сопоставить цифры и показать, что за 25 лет, прошедшие с 1991 года, скажем, по уровню потребления базовых продуктов питания мы практически не выросли.

По молоку мы провалились — до сих пор в 1,5 раза меньше молочных продуктов потребляем, чем потребляли раньше, выросли только по овощам. Конечно, мы в 6 раз выросли по автомобилям — потому что в СССР автомобили были роскошью больше, чем средством передвижения. Мы резко выросли по информационным технологиям, которые в СССР были под спудом цензуры, контроля и всяких ограничений.

Но этот рост произошел в сфере потребления. В то время как в сфере производства мы получили деиндустриализацию. Мы по сути производим сегодня, скажем, машиностроительной техники примерно в 3 раза меньше, чем производили. А если брать ведущие товары, например, станки, электронно-вычислительные машины, то там провал десятикратный.

Раньше было меньше паразитической прослойки

Ю.П.: В этой связи всегда утверждают наши оппоненты, что, дескать, эта продукция была неконкурентоспособна.

С.Г.: Где-то она была неконкурентоспособной, а где-то вполне конкурентоспособной. Скажем, многие станки, которые были демонтированы с подмосковных заводов, производившие оборудование для текстильной промышленности, предположим, сегодня можно увидеть в Турции, Болгарии – они работают. И на них выпускается конкурентоспособная продукция.

В основном, технологическая база, которая была создана тогда, до сих пор худо-бедно и работает в тех отраслях, которые обеспечивают сегодня экономическое благополучие нашей страны.

Если говорить по показателям эффективности, возьмем самые процветающие отрасли – нефтяную промышленность. Производительность труда в нефтяной промышленности существенно ниже той, которая была в советский период. И это при новых технологиях.

Понимаете, тогда было меньше паразитической прослойки. Сегодня под видом топ-менеджеров, прислуги разнообразной, протокола, личных самолетов и дворцов в итоге на одного с сошкой приходятся семеро с ложкой.

Раньше мы видели, что крупнейшая в мире корпорация «Газпром» управлялась из здания средней школы около метро «Университет». Поэтому с точки зрения эффективности производительности труда хвастаться за 25 лет тоже нечем.

Разговор о том, что советская экономика обязательно бы рухнула – от лукавого. Мы делали прогнозы, расчеты. Темпы роста упали до нуля практически, и стратегия ускорения научно-технического прогресса исходила из того, что нужно их поднять. Были допущены чудовищные ошибки в реформировании экономики. Она так и не перешла на научно-технические рельсы и стала буксовать в устаревших производствах, но ни один наш прогноз не предполагал падения более чем на 5 процентов.

В 1992 году, после шокового перехода к рынку, обрушение производства было двукратным. И падение уровня жизни было многократным. Действительно, тогда наступил реально голод в стране для многих людей. Если бы мы жили все это время в стабильной среде, население России было бы сейчас на 12 млн человек больше. Это преждевременные смерти – из-за стрессов, алкоголя, преступности – из-за всего того хаоса, который был создан и вверг людей в состояние утраты почвы под ногами.

Мы стали жертвами догматизма мышления

Ю.П.: Я бы эти последние 25 лет разделил на 3 этапа. Первый – то, что было реализовано в начале 1990-х и потом назвали «лихими 90-ми», затем этап «Нулевых» – концепция президента Путина вновь вернуть государству главную функциональную обязанность – регулировать экономические процессы, и третий этап – свидетелями и участниками которого мы с вами сейчас и являемся. Это новый этап кризиса. Можно ли поставить такую формулу: «Запуск непродуманных условно рыночных реформ спровоцировал и крах целой страны?»

С.Г.: Все сложнее. Мы стали жертвами догматизма мышления. Почему Советский Союз в последние годы существования столкнулся с резким нарастанием хаоса и огромными дисбалансами? Никакой катастрофы не было. Но и не было перспектив развития. Процессы дезинтеграции, хаотизации очень быстро набирали силу.

В отличие от Китая, где формула Сяо Пина гласила: «Неважно какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей», и где провозгласили переход к рыночной экономике сквозь табу, которые были в нашей идеологии. Китай шаг за шагом построил свою передовую по сегодняшним меркам модель управления экономическим развитием, которая доказала свою потрясающую эффективность. Через 25 лет Китай лидирует по темпам экономического роста и стал сегодня державой номер один по производству товаров.

Мы же запутались в догмах

Догма номер один. Социализм не допускает эксплуатации человека человеком. В экономике это означает табу на частную собственность на средства производства.

Ден Сяо Пин ушел от этой догмы. Он сказал: «В сельском хозяйстве мы начнем с того, что разрешим нанимать до 7 человек». И там начали заниматься предпринимательской деятельностью.

У нас, поскольку частную собственность нельзя, значит что – начали выбирать директоров. То есть государственным предприятиям сказали: вы теперь самостоятельные, делайте, что хотите, вы сами себе выбирайте директоров, вы сами формируете свои фонды. Ну к чему это привело? Было очевидно, что это приведет к резкому перекосу в пользу заработной платы и к резкому нарастанию хаоса в системе управления, потому что никогда наши предприятия не были самостоятельными. Им задания спускались из министерств. Если уж кого-то и делать самостоятельными, так это крупные производственно-ведомственные системы, где все было целостно скомпоновано: НИИ, конструкторские бюро, серийные заводы, опытные заводы – это было единое целое.

Ю.П.: Кстати, это частично было реализовано в газовой промышленности

С.Г.: Да, концерн «Газпром» появился. В газовой отрасли большие производственные цепочки, которые нельзя было разорвать без потери безопасности и устойчивости.

Раз частная собственность и эксплуатация под запретом, значит предпринимательство только в форме кооперативов и в форме очень своеобразных структур, которые назывались центрами научно-технического творчества молодежи, куда все комсомольские лидеры тут же устремились. То есть возникли такие «химерные» формы, за которыми не было экономической рациональности, не было механизма экономической ответственности. И тут же государственные заводы обросли коллективными кооперативами, по сути, квазичастными предприятиями, через которые пошла перекачка денег из безналичной формы в наличную. Что было основой финансовой сбалансированности в той системе управления – разделение денежного оборота на наличную и безналичную формы, кассовые планы.

Но как только пошел переток безналичных денег в наличные, тут же это все выплеснулось в сферу потребления, спрос превысил предложение товаров, возник чудовищный дефицит и ощущение наступающей катастрофы. Тогда действительно, чтобы что-то купить, приходилось долго стоять в очередях.

То есть Советский Союз стал жертвой догматичности мышления нашего тогдашнего руководства.

Переход к рынку — ошибка

Переход к рынку. Это вторая ловушка догматизма. Нам навязали очень примитивную модель, которая была сформулирована в известной тогда программе «500 дней», – что за эти 500 дней мы перейдем к рыночной экономике. При этом, почему-то, все думали, что это будет американская экономика.

Не понимая, какие там свои проблемы есть, какие там диспропорции, но почему-то считалось, что все это у нас по меньшей мере будет работать. И начался импорт институтов, причем в самых примитивных формах: «Давайте все приватизируем».

У людей, которые этим занимались, был в голове на самом деле другой мотив. Они, как настоящие марксисты, считали, что все дело в отношении к собственности. Вот мы преобразуем отношение к собственности, и тут же экономика кардинально изменится. Был вброшен лозунг: «Неважно, как приватизировать, неважно, кто возьмет – бандиты, «красные директора», иностранцы или трудовые коллективы». Переход к частной собственности, с их точки зрения, должен был дать эффект повышения эффективности, «чувства хозяина».

Они не понимали, что современное производство – очень сложная система. И чувства хозяина тут мало. Это чувство хозяина у людей, которые не были знакомы со сложными производственными системами и которые случайным образом захватили контроль над предприятиями, привело к тому, что они как раз сначала утащили фонд заработной платы у трудовых коллективов себе в карман. Потом – прибыль предприятий себе забрали через посреднические фирмы. Потом демонтировали оборудование и продали за границу. И в конце концов превратили флагманы мирового машиностроения в складские помещения или, в лучшем случае, в офисы.


Ю.П.: Это был очень страшный период, начало 1990-х. Мощнейший город Новосибирск, обладающий не только огромным, но и производственным потенциалом — на моих глазах все это рассыпалось.

С.Г.: Результат догматического подхода, который был нам подброшен из Вашингтона, где три формулы: приватизация, всеобщая либерализация и уход государства из экономики, отказ от всякого планирования. Отменили даже годовое планирование, мол, предприятия сами разберутся. И макроэкономическая стабилизация путем зажима денежной массы.

Нас лишили возможности печатать свои деньги. А секрет экономического чуда после Второй мировой войны заключался в том, что все ведущие страны перешли к необеспеченным деньгам. Япония первой начала финансирования восстановления промышленности с выпуска ничем не обеспеченных денег под планы по расширению производства. Советский Союз, само собой, никогда не испытывал нехватки в деньгах – был план производства, под который строился финансовый план.

Блатной капитализм

С.Г.: Европа начала выпуск фиатных денег под векселя, ничем не обеспеченных, Центральные банки просто контролировали, чтобы предприятия возвращали кредиты, и когда нас бросили в этот омут под названием «шоковая терапия», парализовав государство, отняв у государства функцию планирования, функцию создания денег и сказали: «Ну вы там барахтайтесь как хотите, выкручивайтесь». И в ходе этой ваучерной приватизации к власти на предприятиях в лучшем случае пришли красные директора, которые понимали производство, но не могли в этой ситуации обеспечить ни укомплектации – помните, были неплатежи, предприятия не могли друг другу оплачивать продукцию потому, что не было кредита, не было навыков работы в рыночных условиях, разрушилась полностью отраслевая наука, которая оказалась никому не нужна, потому что надо было смотреть в будущее далекое, чтобы поддерживать науку, откуда-то изыскивать деньги на нее, мотивация была краткосрочной, поэтому этих красных директоров очень быстро сменили барыги, грубо говоря, люди, пришедшие с улицы, у которых краткосрочное мышление, главный мотив – схватить прибыль, обогатиться любой ценой.

И неслучайно Говорухин назвал произошедшее великой криминальной революцией. То есть вместо американского современного капитализма мы получили то, что в литературе, кстати, хорошо известно. Под названием, извиняюсь, crony capitalism. Это не очень у нас популярный перевод, стараются это не замечать. Не замечать, что рынок бывает разный: в Америке, в Африке, значит, в Азии, и crony capitalism, то есть блатной капитализм, это когда ни государство толком не работает, ни рынок не работает.

Путин вернул вертикаль власти

Ю.П.: Я вернусь все-таки вновь к газовой промышленности – получилось, что в этой отрасли специалисты, лоббисты понимали недопустимость подобного хаоса и ведь они же смогли сохранить сердцевину, Сергей Юрьевич.

С.Г.: Ну секрет здесь в том, что премьер-министром тогда в этот переходный период оказался Виктор Степанович Черномырдин, и в этой отрасли он понимал необходимость сохранения крупных производственно-технологических связей…

Ю.П.: То есть получается, мощная политическая поддержка…

С.Г.: То есть он не дал разорвать «Газпром» на куски, и нефтяная промышленность тоже сумела собраться в крупные корпорации. Что касается машиностроения, оно оказалось незащищенным, и, собственно говоря, мы видели экономический рост только в двух сферах – это торговля, которая начала разбухать, и финансовый сектор, который тоже стал разбухать за счет неконтролируемой кредитной эмиссии и за счет обслуживания операции в условиях несбалансированности, когда финансовая маржа очень большая оказывается.

Ю.П.: Кстати, я напомню нашим телезрителям, что это все печально закончилось. Всё это закончилось, в конце концов, массовым схлопыванием.

С.Г.: Всё это закончилось, в конце концов, катастрофой 1998 года, после чего наступил новый этап, вы совершенно правильно говорите, пришел новый лидер. Владимир Владимирович Путин сразу вернул властную вертикаль. Он исходил, я думаю, из соображений национальной безопасности, потому что дальше за этим экономическим хаосом следовал распад страны без всяких сомнений. Потому что регионы начали самостоятельно выстраивать внешнеэкономические отношения – тут же оказалось, что у нас есть богатые регионы, там где сырье в Сибири, и бедные регионы, там где было машиностроение. И начали подбрасывать сепаратистские разного рода проекты. Федеративный договор, помните, тогда возник, за федеративным договором…

Ю.П.: Некоторые имели ассоциированное членство в Российской Федерации…

С.Г.: Вот, так что приход Владимира Владимировича спас страну от развала, что уж говорить. Он восстановил вертикаль власти, он сумел вернуть государству конституционные полномочия, обеспечить единство страны. А вот в экономике наступило тогда маленькое чудо – повысились цены на нефть, и вдруг оказалось, что мы можем на чисто сырьевых запасах так легко катиться на волне мировой экономики.

Ловушка неэквивалентного обмена

Ю.П.: То есть получилось так, что политические решения Владимира Владимировича и резкий рост на углеводороды дали синергию?

С.Г.: Дали стабилизацию. Стабилизацию в административной системе, в управлении, в политике и в экономике. Но эта стабилизация, понимаете, закрепила те порочные элементы системы управления экономикой, которые сформировались на тот момент. Во-первых, разрушение высокотехнологической сферы, она так и не смогла подняться, до сих пор мы не можем производить машиностроительную продукцию в необходимых объёмах, на 2/3 мы перешли на импортную технологическую базу, и оказались в ловушке неэквивалентного обмена. Как тогда в 90-е годы, так до сих пор люди не понимают, что главный фактор технологического роста – это научно-технический прогресс.

Об этом много говорится, но не понимают, как это сделать, как добиться научно-технического прогресса, как перейти, наконец, на этот инновационный путь развития. Ведь при этих разговорах, они ведутся все нулевые годы, у нас с точки зрения инновационной активности по всем этим показателям внедрения новой технологии и инновационной активности мы находимся на очень низком уровне. По расходам на развитие мы упали куда-то в прошлый век, далеко, начало прошлого века, и по структуре бюджета мы не выглядим государством развитием, выглядим скорее традиционным государством. Где гипертрофирована роль скорее бюрократии и силовых структур. В то время как весь мир уже перешел на государство развития. И собственно вся макроэкономическая система ориентирована на развитие. Современная макроэкономическая теория дает рецепты, что нужно делать, и …

Ю.П.: Можете пояснить?

С.Г.: Более того, экономическая практика на наших глазах – я еще раз ссылаюсь на Китай, потому что сравнивать нужно нас не с РСФСР 90-го года, сравнивать нас нужно с Китайской Народной Республикой. Они начинали с худших условий, они были менее развиты. У них не было такого гигантского научно-технического потенциала, как у нас. Сегодня они лидеры не только по объемам производства. Они лидеры по выпуску инновационной, наукоемкой продукции.

Дело в том, что экономическое развитие — это сложный процесс. Это не производственная функция в эконометрических моделях. Это сложная система управления выращиванием высокотехнологических производств, то есть требуется связь науки, производства, образования, денег и так далее. Без планирования нельзя.

И в то время как мы дали себя обмануть утопии различного либерального фундаментализма, Китай, начав создавать реальную рыночную экономику, не отказался от планирования. Они, по сути, создали новую систему производственных отношений. Мы ее называем новым мирохозяйственным укладом. То, о чем мечтал Питирим Сорокин, когда говорил о том, что – пятьдесят лет назад, но говорил – появится новый строй, где лучшие черты рыночной экономики и плановой экономики – социализма и капитализма – будут объединены. Мы получим синергию, и вот это строй создан Китаем. Где стратегическое планирование сочетается с рыночной самоорганизацией, где индикативное планирование государства сочетается с частным предпринимательством, где государственная собственность на объекты инфраструктуры позволяет государству через государственные капитальные вложения создавать благоприятные условия для развития частной предпринимательской энергии и инициативы, и мы видим потрясающий результат.

Ю.П.: Сергей Юрьевич, но Китай замедляется, и на это постоянно обращают внимание наши чиновники из МинЭко.

С.Г.: Ну, во-первых, высокие темпы экономического роста не могут продолжаться бесконечно, страна набирает мощь, масштаб, у нее растет инерция. Но замедление произошло, кстати, после того, как руководство Китая начало внедрять рецепты Вашингтонских международных организаций.

Сталинская экономика — это не экономика СССР

Originally posted by matveychev_oleg at Сталинская экономика — это не экономика СССР


В современной жизни я наблюдаю, что люди всё меньше читают книги, написанные учёными, тем более по экономике. Молодёжь предпочитает общаться по интернету, или в лучшем случае, читает небольшие аналитические статьи. Поэтому для себя я решил, что статья должна быть не очень большой (длинные статьи редко кто читает за исключением специалистов). Валентин Юрьевич Катасонов в своей книге «Экономика Сталина», используя реальные цифры и факты, аргументированно доказывает, что И.В. Сталин построил эффективную социально-экономическую модель общества.

При И.В. Сталине СССР стал могучей державой и победил сильного и жестокого врага – немецкий фашизм. Это была битва не только советского народа за свою Родину, но и битва экономики Сталина против всей экономики Европы, которую мировой капитал передал в руки Гитлеру. Сталинская экономика (далее СЭ) победила, значит, она была самой сильной и мы должны знать, понимать и использовать принципы её построения для укрепления экономики державы!

Валентин Юрьевич точно подметил, что в современном информационном поле России на знания по СЭ наложен строгий запрет. Они боятся, что мы возьмём на вооружение Сталинский опыт построения народного хозяйства и тогда Россия победит своих геополитических противников. Я считаю данную книгу уникальной, она наносит сильнейший удар по нашим врагам и либеральным идеям. Книга содержит много ценной информации (экономика — это обширный комплекс вопросов), но мы обсудим только одну важную тему (ввиду краткости статьи). Наши недруги пытаются нам доказать, что СЭ и экономика СССР это одно и то же. Это грубая фальсификация.

Далее считаю уместным привести обширную цитату из книги «Экономика Сталина» стр. 6-7:


Collapse )

Всем всего доброго.